Аня Лекавски о подходе к созданию клубных постеров

         Аня Лекавски о подходе к созданию клубных постеров

Закрыть

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

Визуальное искусство

13/02/2020

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.  

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

Закрыть

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

Text: Таня Войтко
Фото: Виталия Жирякова

Аня Лекавски — художница, дизайнерка и создательница постеров для таких серий вечеринок, как Mother Finest в Griessmuehle, Drive в Institut fuer Zukunft, Mels G Club в Golden Pudel. В родном Мюнхене карьера Лекавски связана сразу с двумя важными для локальной мюнхенской сцены институциями — клубами MMA и Blitz.  

Мы встретились с Аней в Blitz, чтобы узнать больше о дизайн процессе, референсах, которые предшествуют творческим решениям художницы, а также поговорить о значимости постеров в современной клубной культуре.

Расскажи, как ты начала работать с MMA и Blitz?

В моей деятельности всегда огромную роль играла любовь к музыке. Это такой своеобразный ключ ко всему. А еще мой брат. Мы развивались вместе, читали, слушали музыку, смотрели кино, ходили на рейвы. Затем я поступила в университет, где выбрала направление графического дизайна. Большинство моих друзей — музыканты, диджеи, которые часто просили сделать флаеры. Среди них и основатели MMA, которые однажды предложили сделать айдентику для клуба. Так все и началось.
 
В Blitz меня позвали спустя год после открытия. До этого они использовали одноцветные постеры, текст с лайн-апом и логотипом. Blitz не работал с графикой абсолютно.

В чем разница между этими двумя проектами, если говорить о дизайне?

Те принципы, которыми я руководствовалась в работе с клубом MMA отличаются от подхода для Blitz. MMA  — темный, сырой подвал с исключительно техно программой. Иллюстрации для Blitz, их стиль, а также логотип меняются каждую неделю. Чаще всего — это красочные работы, которые отражают всю многогранность клуба. Я приглашаю к сотрудничеству художников разных направленностей и главная цель с Blitz — не иметь одного узнаваемого стиля. 

Главное — понимать концепцию площадки, букинг и разработать идею, которая идеально все дополнит. Если ваш посыл миру — любовь и вы хотите быть открытыми, то транслируйте это визуально. Постер — это первое, что видят люди перед тем как попасть в клуб, поэтому я передаю информацию о том, что на вечеринке будет весело и стараюсь привлечь нужную аудиторию, используя соответствующий визуальный язык. Любой клуб или вечеринка несет в себе определенную идею и моя задача — сделать ее заметной.

Дизайн: Конни Мирбах

А что насчет брифа? Устанавливает ли Blitz рамки или ограничения?

Blitz предоставляет свободу работать вне брифа. Дело в том, что этот клуб — о взаимосвязи, если можно так сказать. Он расположен на территории Немецкого музея, у которого довольно мрачная история. Теперь Blitz занимается тем, чтобы презентовать многообразие музыкальных стилей и не только. Именно это я делаю с графикой — каждый месяц пытаюсь создавать что-то абсолютно новое.

К каким визуальным референсам ты чаще всего обращаешься в своих работах?

Когда я начинала рисовать первые постеры для клуба MMA, меня завораживал концептуальный мир и мифология Drexciya, созданная их иллюстратором Абдулой Кадим Хакком. Это вдохновило меня построить легенду вокруг MMA и создать иллюстрированный комикс на Sci-Fi тематику. Постеры для квир вечеринок часто вдохновлены культурой танца вог 80-х и танцевальными движениями. Это наверное самые очевидные референсы. В целом, я предпочитаю тщательно скрывать символы и референсы, которые использую. 

Еще мне нравится использовать изображения, которые сложно представить в клубном контексте. Фотография гор или картина эпохи Ренессанса может стать идеальной основой для клубного постера и нести в себе сильный посыл.

Артворк: Public Possession (слева), Daily Dialogue (справа)

Чем ты интересуешься вне дизайна?

Я всегда люблю быть в курсе того, что происходит вокруг меня — смотрю научные документальные фильмы, изучаю технические иллюстрации и рисунки. Я всегда интересовалась тем, что казалось мне непонятными. В подростковые годы я ходила на концерты, где видела представителей различных субкультур — ска, панков, готов. Каждая группа имела соответствующую символику, которая магнитом притягивала меня. Я не понимала почему они одеваются именно так и почему диджеи вращают пластинку все время. Это привлекало меня, потому что в этом был элемент «неизведанности». В электронной музыке тоже присутствовал этот элемент. Когда я впервые услышала музыку Aphex Twin, для меня это было чем-то загадочным.

Транслируешь ли ты аспект «неизведанности» в работах?

Хорошо бы привести пример. Я сотрудничала с мюнхенской галереей Die Pinakotheken. Они открыли доступ к картинам, которые выставлялись в рамках выставки, посвященной искусству ренессанса, и я решила использовать некоторые из них в постерах для Blitz. Ко мне пришла идея отобразить следующую веху в развитии человечества — от зависимого существования в эпоху Ренессанса до создания искусственного интеллекта, когда люди сами становятся богами.

Всю эту тематику можно проследить в скрытых символах и фразах вроде: «Если бы я был огнем, уничтожил бы я мир?». Ее автором является поэт эпохи Возрождения Чекко Ангольери.

Как считаешь, изменилась ли роль постера сегодня?

Печатный плакат переизобретает свою роль и переходит из эффективного способа передачи информации в коллекционный объект изобразительного искусства. Термин «постер» вовсе не означает, что он должен быть напечатан или иметь определенный размер. Мы c Blitz используем его как пространство для прямой визуальной коммуникации и инструмент, чтобы показать свою позицию, индивидуальность и качество.

Художник Аня Лекавски и ее визуальные работы для клуба Blitz

визуальное искусство

Единый разум группы Fazer

История