Fazer: гармония контрастов

        Fazer: гармония контрастов

Закрыть

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

История

21/11/2019

ПОДРОБНЕЕ о проекте

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.  

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

Text: Таня Войтко
Фото: Виталия Жирякова

«Многие могут поспорить с тем, что мы играем джаз, потому что в нем нет свинга», — рассказывает участник джазового коллектива Fazer Мартин Брюггер. «Тот факт, что мы слушаем не только джаз, а также электронную музыку, например Rhythm and Sound, оказало огромное влияние.  Эта музыка расширила горизонты и побудила ставить перед собой новые цели, придумывать новые концепции того, как может звучать джаз». 

Fazer — относительно новые лица в локальном музыкальном комьюнити. Среди источников их влияний — африканские и латинские ритмы, пост-рок, и даб-техно. Являясь выпускниками Мюнхенской академии художеств, а также адептами весьма консервативной джазовой школы, Fazer уверяют — для джаза в самом деле не существует границ.

«Когда мы издали наш первый альбом, диджей из Лондона Mafalda включила трек Mara в микс для Dekmantel, мы организовали прослушивание в клубе Blitz и небольшой концерт в рекорд шопе Public Possession. Я хочу, чтобы наша музыка, называйте ее джазом или чем-угодно, звучала в местах изначально для нее не предназначенных», — продолжает Мартин.

В среде мюнхенских исполнителей коллектив Fazer действительно пользуются репутацией разносторонних музыкантов. Во-первых, из-за бекграундов его музыкантов: гитариста Пола Брандла, барабанщиков Себастиана Вольфгрюбера и Саймона Поппа, трубача Маттиаса Линденмайера и фронтмена Мартина Брюггере в инди, джаз, рок и панк музыке. Во-вторых, благодаря отдельному трайбл-техно проекту Upstand Саймона Поппа и Мартина Брюггера. И, в-третьих, благодаря звучанию группы, которое вобрало в себя все вышеперечисленное. Так, страсть к длинным произведениям и инструментальной музыке — гитарным партиям в комбинации с мягкими перкуссиями сложились в то, что Fazer называют своим фирменным почерком.

На вопрос о том, как формировалась эта амальгама звуковых референсов, основатель проекта Мартин со смехом рассказывает: «Не могу сказать, что я из очень музыкальной семьи. Моя мама играла на флейте на Рождество, а отец пробовал играть на гармонике. И, собственно, все. Но несмотря на это, они полностью поддерживали меня во всех музыкальных начинаниях и благодаря им у меня была возможность учиться играть на гитаре с ранних лет»

В возрасте 12 лет, Мартин Брюггер сформировал первую группу, вдохновленную Mogwai и Explosions in the Sky. Но переломный момент случился позже — как-то будущий основатель Fazer попал на концерт немецкого саксофониста Петера Бретцмана в Порто и тогда его мир перевернулся вверх дном: «Бретцман играл с рок-трио и это было невероятно — они импровизировали, создавали простые, но мощные ритмы с партиями саксофона и гитары», — вспоминает Мартин. 


Услышанное в Порто Мартин решил применить на практике  — так появился проект Fazer. Однако, здесь Брюггер уточняет: «Следует сказать, что несмотря на такой звуковой референс, я выбирал ребят, руководствуясь вовсе не тем на каких инструментах они играют, а скорее принимал во внимание их характер и стиль. Мне был важен вайб каждого участника и я сразу поверил в то, что это будет гармоничная группа». 

Идея единства в полной мере отразилась во всей последующей дискографии Fazer — дебютном релизе «Mara», а затем и в более зрелом — «Nadi», ставшим манифестом профессиональной зрелости музыкантов. 

«Сам факт того, что «Nadi» был записан за 4 дня в отличии от «Mara», над которым Fazer трудились полгода, делает эту пластинку целостной как по звучанию, так и по композиции. Прошло полгода с момента выпуска первого альбома — мы много выступали, слушали друг друга и росли как группа. Полагаю, взаимодействие между нами вышло на новый уровень. У каждого есть свой стиль, но вместе — мы одно целое».

В переводе с санскрита слово «nadi» означает «нить», «канал», по которому согласно учению йоги и тантрыundefined движется жизненная энергия. Многослойные, мелодичные, растянутые в одном синхронном сплетении мягких ударных, баса и гитары, композиции Fazer — о синтезе звука, разума и сознания. 

«Мы много думали о нашем главном посыле и ко мне пришла мысль о том, что Fazer можно сравнить со стаей рыб. Раньше поведение рыб в стае приписывали к форме телепатии благодаря их удивительной способности двигаться синхронно. Они будто заключены в одно тело, являясь при этом отдельными особями», — объясняет Мартин. «В процессе записи альбома я понял, что похожим образом звучит наша музыка вживую и в студии. Есть тема, есть мелодия, есть основа песни. И, когда мы начинаем, все остальное вырисовывается естественным образом, без вербальной коммуникации. Группа становится одним телом, которое движется в любое заранее не согласованное направление».

Мистический мир Carl Gari

История

Художник Аня Лекавски и ее визуальные работы для клуба Blitz

визуальное искусство

Единый разум группы Fazer

История