Гид по Мюнхену от Бенджамина Родера

         гид по мюнхену от Бенджамина Родера

Закрыть

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

История

16/10/2019

ПОДРОБНЕЕ о проекте

Мюнхен славится одним из самых высоких уровней жизни в Германии, пунктуальной транспортной системой, изобилием архитектурных и исторических памятников, а также богатым культурным наследием. В 60-е годы подвалы Мюнхена сотрясал мятежный дух классиков краут-рока Amon Düül, а позже Мородера, подарившего баварской земле явление под названием «мюнхенское диско».

Современную музыкальную сцену города гордо репрезентуют такие имена, как Skee Mask, Zenker Brothers, Schlachthofbronx, лейблы-ветераны Schamoni Musik и Gomma, а также клубы Blitz и печально закрывшийся, но подаривший ночной жизни города большой всплеск — MMA Club.

Несмотря на это, город незаслуженно обделен вниманием, часто оставаясь вне радаров тех, кому интересна независимая музыкальная культура. И правда, поверить в то, что за образом укромного уголка Баварии скрывается некая альтернативная реальность, отличная от всего, что нам уже известно, на первый взгляд сложно. Но, как мы знаем, у каждой монеты есть обратная сторона.  

Мы отправились в Мюнхен в апреле этого года, чтобы узнать, что стоит за обыкновенным укладом традиционного и довольно консервативного европейского города и сделали для себя большое открытие, а именно — десятки скрытых от посторонних глаз лейблов, групп, художников, самоорганизаций, которые придают мюнхенской сцене неослабевающий динамизм и доказывают, что маленькие музыкальные комьюнити порождают действительно уникальные таланты.

При поддержке Goethe-Institut Ukraine.

Text: Таня Войтко
Фото: Виталия Жирякова

В Мюнхене четверг, полдень. На Ширенштрасе, неподалеку от которой находятся городские бани, станция метро Колумбусплац и пивной сад Kiosk Wittelsbacherbrücke, — ни шороха. Рядом с жилыми домами тянутся пустые велосипедные дорожки, отдаленно слышны звуки изредка проезжающих машин. В самом конце улицы виднеется здание грязно-желтого цвета, которое ничем не отличается от десятка других жилых домов этого района. Единственное, что цепляет взгляд — непривычно яркие розовые маркизы на первом этаже. В их тени вырисовывается фигура мужчины, одетого в бежевую рубашку, свободные брюки и панамку, прикрывающую пышные кудри. Это Бенджамин Родер — диджей, коллекционер винила, заведующий клубом Charlie, которым и оказалось заведение с розовыми маркизами.

Бенджамин или «Бенни», как его называют в локальной тусовке, один из тех, кто всю свою жизнь посвятил городу: «Я родился, вырос и наверное умру в Мюнхене», — рассказывает он за чашкой эспрессо у входа в Charlie.

Мюнхен — третий по величине город Германии. Здесь сосредоточены штаб-квартиры промышленных и исследовательских центров, одни из лучших университетов страны, внушительное количество компаний и стартапов. А еще, за городом намертво закрепилось такое же разнообразие штампов — от знаменитых баварских сосисок, Октоберфеста, ярко выраженного бытового консерватизма до банального: «В этом городе нечего делать». По правде говоря, приезжая в Мюнхен впервые, и не зная никого из местных, есть все шансы испытать вышесказанное на себе, но после короткой беседы с Бенни на безлюдной Ширенштрасе, становится ясно, что есть и другая сторона баварской столицы — неизведанная и скрытая от посторонних глаз. Именно такой нетипичный, свободный от предвзятых суждений Мюнхен, любезно согласился показать нам Бенджамин.

Charlie

На карте

В обеденное время Charlie закрыт. Стулья аккуратно сложены на столах, внутри стоит прохлада. «На первом этаже находится вьетнамский ресторан. Его концепция родилась восемь лет назад и это было одно из первых подобных заведений в городе», — рассказывает Бенни, уверяя, что вечером в Charlie царит совершенно другая атмосфера. Ресторан заполняется к шести вечера и уже к одиннадцати обстановка становится крайне оживленной. Постепенно спринг-роллы сменяются коктейлями, посетители оставляют столики и спускаются этажом ниже, где традиционно проходят ночные мероприятия.

В прошлом Бенджамин изучал скульптуру и пробовал себя в качестве граффити-художника. В 16 лет он начал работать на входе в одном из местных клубов и, с тех пор, Родер неразрывно связан с ночной жизнью города.

На карте

«В моем понимании, организация клубного пространства и создание инсталляций — это фактически одно и то же», — говорит Бенни. И действительно, Charlie производит впечатление продуманного художественного произведения. Спускаясь по лестнице вниз и, ожидая увидеть сырое помещение по примелькавшимся канонам андеграундных клубов, можно здорово удивиться — двери и стены здесь окрашены в зефирно-розовый цвет, а на стене висит работа художника Кристиана Лайтнера с вращающимся пропеллером.

Мы следуем за Бенни и попадаем в следующее помещение — тут проходят все ночные мероприятия. Пространство клуба на первый взгляд выглядит довольно просто — деревянная барная стойка, черные стены, просторный танцпол. Однако, ночью Charlie преображается до неузнаваемости. Помещение визуально приобретает форму куба, обрамленного неоновым светом — такую иллюзию создает световой дизайн, выстроенный так, что в сочетании с качественной саунд-системой, вас будто телепортирует на борт космического корабля.

«Сейчас все ориентируются на Resident Advisor, все эти чарты и прочую чепуху. Мы никогда не хотели делать подобное — создавать шумиху вокруг имени, чтобы люди приходили ради какого-то артиста», — говорит Бенни.

Музыкальная политика Charlie построена на умеренном балансе между локальными артистами и приглашенными гостями, а важным критерием является разноплановость селекций и умение рассказывать разные истории, используя красочную палитру танцевальной музыки.

«В Мюнхене не так много людей знают о Charlie — мы находимся слишком далеко от всего», — говорит Бенни, перебирая ключи в огромной связке. «Некоторые из них приходят поужинать, не догадываясь о том, что внизу находится клуб. Мы не делаем рекламу, не сотрудничаем с газетами, и так получилось, что о Charlie знают больше за пределами города».

Набережная реки Изар

На карте

Отстегивая, припаркованный возле заведения велосипед, Бенджамин предлагает отправиться дальше — к реке Изар, которая считается сердцем Мюнхена. «Летом набережная реки превращается в большой пляж — люди играют в футбол, фрисби, занимаются серфингом, плавают. Для меня это одно из самых важных мест в городе», — рассказывает Бенни.

На карте

Пройдя пару минут, мы оказываемся на широкой зеленой равнине, окруженной со всех сторон густой растительностью. На набережной довольно людно, как для рабочего четверга — кто-то загорает, кто-то распивает напитки в шумной компании друзей. Поглядывая на вальяжно прогуливающегося Бенджамина и людей в купальниках и плавках, невольно задаешься вопросом: «Как этот город сочетает в себе так много противоположностей?» С одной стороны Мюнхен представляется динамичным бизнес анклавом Германии с дорогими машинами, офисными зданиями и толпами спешащих карьеристов, с другой — островком спокойствия, местом, где жизнь не то, чтобы бьет ключом, а скорее плавно плывет по течению.

Мастерская

Преодолев острое желание остаться на набережной, составив компанию отдыхающим, мы продолжаем наш тур. В 20 минутах ходьбы от Изар находится еще одно уникальное для Мюнхена место — небольшой креативный кластер, спрятанный в мюнхенской подворотне так, что попасть без проводника сюда практически невозможно.

Бенджамин проводит нас через ювелирный магазин его подруги Саскии Диез, затем — парадное жилого дома и прилегающий к нему двор.

«Пожалуй, это самое секретное место в Мюнхене — говорит Бенни. Здесь располагается офис Public Possession, вот — рабочее место Стефана, он занимается дизайном интерьеров, этажом выше — рабочее пространство, которое я делю с фотографом и художником Мартином Фенгелем, а тут — моя мастерская», — оживленно рассказывает Бенджамин.

Внешне комплекс не особо похож на «кластер», а скорее на домашнюю ферму. За забором, отделяющим офисы от детского сада, непринужденно расхаживают домашние птицы, а само офисное здание напоминает маленький деревенский дом, нетронутый цепкими лапами джентрификации.

«Джентрификация — большая проблема Мюнхена. Мы чувствуем, что если не бороться сейчас, то в будущем не будет шансов. Сегодня все чаще проходят протесты и демонстрации. Например, в прошлом году собралось тридцать тысяч протестующих против ценовой политики на недвижимость. И это большой вызов — сохранить рабочие места и сделать жизнь в городе более доступной».

LORETTA BAR

На карте

Перед тем, как покинуть Глоккенбахфиртель — район, образующий всю главную инфраструктуру в жизни Родера, мы делаем остановку в его любимом кафе Loretta Bar на улице Мюллерштрассе.

По дороге директор Charlie то и дело здоровается с прохожими — кажется, здесь его знают все. Обменявшись парой слов с очередным знакомым, он объясняет: «Я ограничил свой радиус и редко выбираюсь за пределы этого района. Тут находится основная сеть моих знакомств — я знаю мясника, уборщицу, продавца из бакалейной лавки, баристу из кофейни по соседству. Мюнхен — как маленькая деревня и жизнь здесь очень похожа на деревенскую».

На карте

Придя в кафе, Бенджамину так же улыбаются, жмут руку и желают хорошего дня. На вопрос, не надоедает ли ему такая публичность, он разводит руками и отмечает: «Порой, это, конечно, раздражает, но скрыться практически невозможно, если ты родился и вырос в Мюнхене».

Мы садимся за свободный столик на летней террасе. Мимо кафе неторопливо, почти бесшумно проезжают велосипедисты и троллейбусы — Мюнхен по-прежнему погружен в обеденную спячку. Быстро допив свой эспрессо, мы продолжаем наш маршрут.

HALLE 2

На карте

Следующий пункт назначения — городской магазин подержанных товаров Halle 2. Он находится далеко от центра, но, как уверяет Бенни, длинная дорога не должна смутить настоящих диггеров. Путь в Halle 2 полон неожиданностей. Например, посреди милых, прилизанных улиц, может вырасти стрип-клуб или публичный дом, в очередной раз указывая на то, что Мюнхен — действительно разноплановый город.

По сути, Halle 2 — это барахолка под крышей. Здесь есть все — постеры, стеллажи с посудой и мелочами для дома, кресла, старые деревянные столы. Бенджамин советует приходить сюда за редкими музыкальными находками — старые и б/у пластинки свозят в Halle 2 со всего города. 

Помимо благородной экологической миссии, барахолка Halle 2 является отличной альтернативой рекорд шопам вроде Public Possession и Optimal Records и может удовлетворить почти любые запросы по части фолка, немецких шлягеров, диско, соула и классической музыки — все по цене от 50 центов до 2 евро.

На карте

Augustiner Am Dom

На карте

После утомительной прогулки на барахолке, мы все же решили отправиться в традиционную пивную. Augustiner Am Dom — это заведение в самом центре Мюнхена, где мы присели за большой стол на летней террасе и заказали баварское пиво Августинер, которое разливают исключительно из дубовых бочек. Вероятно, по этой причине, здесь почти не протолкнуться. «Да, это очень туристическое место, но при этом Augustiner Am Dom пользуется популярностью и среди местных. У них лучшее пиво и сосиски в городе», — рассказывает Бенни. Однако позже признается, что на самом деле от очагов пивной культуры предпочитает держаться подальше. «И даже не спрашивайте у меня про Октоберфест, — говорит Бенджамин, — для жителей Мюнхена — это настоящая катастрофа».

Заканчивая наш день в этом переполненном туристами месте, мы понимаем, что Бенни — человек широких и свободных взглядов, а его неподдельную любовь к родному городу не сломить ни джентрификацией и ростом цен на недвижимость, ни засильем традиционализма в культуре и усиливающимся влиянием капитализма.

Сам он признается, что в Мюнхене действительно царит особый вайб. Кому-то он может нравится, а кого-то раздражать и даже побуждать покидать город. Но только не в его случае. «Лет 15 назад люди массово переезжали в Берлин, но сейчас возвращаются обратно. Все потому, что Мюнхен — это город, в котором действительно можно почувствовать себя дома».

На карте

Public Possession: «Мы просто веселимся, что бы мы не делали

Интервью

Мистический мир Carl Gari

История

Художник Аня Лекавски и ее визуальные работы для клуба Blitz

визуальное искусство

Единый разум группы Fazer

История