Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Drinking with Egyptian Lover

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

Грега Бруссарда aka Egyptian Lover именуют «принцем электро-фанка», «пионером хип-хопа и американского электро», «праотцом электронной музыки». В 80-х пластинки Egyptian Lover расходились миллионными тиражами, под его музыку танцевал сам Принс, а выступления нередко собирали целые стадионы. 


Мы не постеснялись пригласить Грега Бруссадра — человека, воспитанного распутными улицами Лос-Анджелеса в место максимально далекое от его привычной среды обитания — лобби-бар отеля Киев. Здесь, в окружении золотых диванов, вычурных колонн и прочих артефактов постсоветской роскоши, мы узнали кто на самом деле скрывается за знаменитым образом «Египетского любовника». И можем уверить, человек этот оказался на удивление простым — он любит отдых, хороший скотч, а своим поклонникам рекомендует знать меру и никогда не напиваться.

Традиционный вопрос рубрики — твой любимый напиток?

Скотч.

Помнишь, когда впервые напился? 

Я никогда не напивался.

Никогда? Как это возможно?

Я могу много пить, но никогда не напиваюсь. 

Даже в подростковые годы? 

Никогда. 

Как выглядит твой будний день? 

Я всегда проверяю почту, занимаюсь букингом своих шоу — я сам себе агент. Это работа, которая занимает весь день. Еще пишу биты, песни, работаю над новым альбомом.

Я трижды была на выступлениях Egyptian Lover и меня всегда удивляла твоя открытость и раскрепощенность перед публикой. Ты на самом деле экстраверт или интроверт? 

И то, и другое. Я был очень скромным, потому друзья, которые видели меня на сцене с микрофоном, спрашивали: «Как ты вообще делаешь это?». А я не знаю. Я просто превращаюсь в другого парня на сцене. 

Какой этот парень?

Он совершенно другой. Я никогда не ругаюсь в реальной жизни — он ругается очень много. Я даже не смотрю старые видео, потому что ругающийся парень на них — не я. 

Какой же настоящий ты? 

Я люблю отдыхать, пить скотч и наслаждаться жизнью.

Традиционный вопрос рубрики — твой любимый напиток?

Скотч.

Помнишь, когда впервые напился? 

Я никогда не напивался.

Никогда? Как это возможно?

Я могу много пить, но никогда не напиваюсь. 

Даже в подростковые годы? 

Никогда. 

Как выглядит твой будний день? 

Я всегда проверяю почту, занимаюсь букингом своих шоу — я сам себе агент. Это работа, которая занимает весь день. Еще пишу биты, песни, работаю над новым альбомом.

Я трижды была на выступлениях Egyptian Lover и меня всегда удивляла твоя открытость и раскрепощенность перед публикой. Ты на самом деле экстраверт или интроверт? 

И то, и другое. Я был очень скромным, потому друзья, которые видели меня на сцене с микрофоном, спрашивали: «Как ты вообще делаешь это?». А я не знаю. Я просто превращаюсь в другого парня на сцене. 

Какой этот парень?

Он совершенно другой. Я никогда не ругаюсь в реальной жизни — он ругается очень много. Я даже не смотрю старые видео, потому что ругающийся парень на них — не я. 

Какой же настоящий ты? 

Я люблю отдыхать, пить скотч и наслаждаться жизнью.

Самое необычное место, в котором ты когда-либо бывал? 

Новая Зеландия. Я никогда не думал, что смогу путешествовать, мне даже не было до этого дела в подростковые годы. Поэтому, когда я впервые побывал там, я подумал: «Вау». 

А в Египте ты был? 

Никогда. 

Тебе определенно стоит поехать туда. 

Да, у них есть верблюды, пирамиды. Мне нравится тот факт, что мы не знаем как и когда построили пирамиды и вообще построили ли их люди. Тогда не было айфонов, компьютеров, кранов — только человеческий труд. Думаю, это потрясающе. 

В раннем возрасте я открыл для себя фараона Тутанхамона — он был во всех книгах, журналах, телепередачах в Лос-Анджелесе. Я увлекся его историей. Ну, знаешь, молодой царь, который правит целым королевством, и сказал: «Вау, египетский король». Так появился мой псевдоним «Egyptian Lover» — от фараона Тутанхамона и актера одного немого кино из 20-х.

Какую музыку ты любишь слушать?

Я слушаю старую музыку. Я до сих пор люблю Принса, Рика Джеймса, Майкла Джексона, старый фанк, рэп из ранних 80-х. 

Есть ли песня, которая может заставить тебя плакать? 

Сейчас такой нет, но когда-то давно — песня Принса «Way back home». После его смерти я слушал ее и она невероятно трогала меня. Я играл на вечеринке в память о нем и вся публика плакала. Я тоже прослезился. Он нашел дорогу домой. 

Какая песня может играть в твоей голове весь день? 

«Planet rock». Я слышал «Numbers» и Kraftwerk до этого, но, когда вышел трек «Planet Rock» — моя жизнь изменилась. Эта песня, которая положила начало всему и вдохновила меня на создание такой музыки. 

Самое необычное место, в котором ты когда-либо бывал? 

Новая Зеландия. Я никогда не думал, что смогу путешествовать, мне даже не было до этого дела в подростковые годы. Поэтому, когда я впервые побывал там, я подумал: «Вау». 

А в Египте ты был? 

Никогда. 

Тебе определенно стоит поехать туда. 

Да, у них есть верблюды, пирамиды. Мне нравится тот факт, что мы не знаем как и когда построили пирамиды и вообще построили ли их люди. Тогда не было айфонов, компьютеров, кранов — только человеческий труд. Думаю, это потрясающе. 

В раннем возрасте я открыл для себя фараона Тутанхамона — он был во всех книгах, журналах, телепередачах в Лос-Анджелесе. Я увлекся его историей. Ну, знаешь, молодой царь, который правит целым королевством, и сказал: «Вау, египетский король». Так появился мой псевдоним «Egyptian Lover» — от фараона Тутанхамона и актера одного немого кино из 20-х.

Какую музыку ты любишь слушать?

Я слушаю старую музыку. Я до сих пор люблю Принса, Рика Джеймса, Майкла Джексона, старый фанк, рэп из ранних 80-х. 

Есть ли песня, которая может заставить тебя плакать? 

Сейчас такой нет, но когда-то давно — песня Принса «Way back home». После его смерти я слушал ее и она невероятно трогала меня. Я играл на вечеринке в память о нем и вся публика плакала. Я тоже прослезился. Он нашел дорогу домой. 

Какая песня может играть в твоей голове весь день? 

«Planet rock». Я слышал «Numbers» и Kraftwerk до этого, но, когда вышел трек «Planet Rock» — моя жизнь изменилась. Эта песня, которая положила начало всему и вдохновила меня на создание такой музыки. 

Какая твоя самая странная привычка? 

У меня нет таких. 

Может быть что-то, что раздражает тебя в себе? 

Меня ничего не раздражает. 

Вижу, ты вполне доволен собой. 

Моя жена могла бы лучше ответить на этот вопрос.

Есть ли у тебя увлечения помимо музыки? 

Искусство. Я люблю рисовать. Я создал тысячи обложек альбомов и занимался этим с 80-х. Вообще совсем скоро я организую арт-шоу в Лос-Анджелесе и покажу их все там.

Худшая вечеринка в твоей жизни?

Худшая была в Арене в Луизиане в начале 90-х и было весело! Там было шесть человек. На всю Арену. 6 человек. Мы с группой сыграли так, будто перед нами был полный зал. А потом они сказали нам: «Чуваки, это лучшая музыка, которую мы когда-либо слышали!». Шесть человек. 

А лучшая? 

Лучший концерт был неожиданностью. Меня позвали играть в Латвию и я вообще понятия не имел что это за Латвия. Я посмотрел на карту и подумал: «Вау, это же у черта на куличках». Фестиваль проходил на пляже, действительно хрен знает где. Там было 30 тысяч человек и 3 сцены. Я играл на сцене Red Bull. Люди были со всех сторон — слева, справа, по центру, заполнив все поле зрения. Публика уже разогрелась, когда я вышел на сцену. Я сказал: «Это Egyptian Lover!». И они начали визжать. Все, что я ни говорил вызывало такую реакцию, поэтому я выкрикнул: «Покупайте мой новый альбом на Bandcamp.com». А они следом повторяли: «Bandcamp Dot Com!». 

Я уехал обратно в отель после выступления, принял душ, проверил почту и увидел тысячу новых писем в ящике. На следующий день, когда я уже был в другом городе,  мне позвонил промоутер и сказал, что после того, как фестиваль закончился, он ходил по территории, проверяя все ли в порядке, и слышал мои треки из каждой палатки. «Эти дети были без ума от тебя», — сказал он. Я взял телефон и решил все таки проверить письма. И тогда их уже было десять тысяч. При покупке альбома на Bandcamp тебе приходит уведомление на почту и за одну ночь мой альбом заказали более пяти тысяч человек. В общем, я заработал четверть миллиона долларов. 


Самая необычная площадка, на которой тебе приходилось выступать?

Я играл в Сиднее и хотел сфотографировать Сиднейский оперный театр, но мы были ограничены во времени и моя камера сломалась, так что я так и не смог запечатлеть его. Я сказал промоутеру, что сильно зол на то, что у нас не хватило времени сделать снимок этого произведения искусства и спросил, может ли он устроить еще одно шоу или тур в Сидней, чтобы я смог сделать фото. Он сказал, что постарается и извинился, что у нас не было времени. Потом перезвонил и сообщил: «Окей, чувак, у меня есть идея. Ты будешь хедлайнером фестиваля, который будет проходить в Сиднейском оперном театре». Там играл Принс. И я не поверил этому. У меня мурашки пробежали по коже, когда я оказался там. Это лучшее ощущение, которое я когда-либо испытывал — играть в Сиднейском оперном театре.

Какая твоя самая странная привычка? 

У меня нет таких. 

Может быть что-то, что раздражает тебя в себе? 

Меня ничего не раздражает. 

Вижу, ты вполне доволен собой. 

Моя жена могла бы лучше ответить на этот вопрос.

Есть ли у тебя увлечения помимо музыки? 

Искусство. Я люблю рисовать. Я создал тысячи обложек альбомов и занимался этим с 80-х. Вообще совсем скоро я организую арт-шоу в Лос-Анджелесе и покажу их все там.

Худшая вечеринка в твоей жизни?

Худшая была в Арене в Луизиане в начале 90-х и было весело! Там было шесть человек. На всю Арену. 6 человек. Мы с группой сыграли так, будто перед нами был полный зал. А потом они сказали нам: «Чуваки, это лучшая музыка, которую мы когда-либо слышали!». Шесть человек. 

А лучшая? 

Лучший концерт был неожиданностью. Меня позвали играть в Латвию и я вообще понятия не имел что это за Латвия. Я посмотрел на карту и подумал: «Вау, это же у черта на куличках». Фестиваль проходил на пляже, действительно хрен знает где. Там было 30 тысяч человек и 3 сцены. Я играл на сцене Red Bull. Люди были со всех сторон — слева, справа, по центру, заполнив все поле зрения. Публика уже разогрелась, когда я вышел на сцену. Я сказал: «Это Egyptian Lover!». И они начали визжать. Все, что я ни говорил вызывало такую реакцию, поэтому я выкрикнул: «Покупайте мой новый альбом на Bandcamp.com». А они следом повторяли: «Bandcamp Dot Com!». 

Я уехал обратно в отель после выступления, принял душ, проверил почту и увидел тысячу новых писем в ящике. На следующий день, когда я уже был в другом городе,  мне позвонил промоутер и сказал, что после того, как фестиваль закончился, он ходил по территории, проверяя все ли в порядке, и слышал мои треки из каждой палатки. «Эти дети были без ума от тебя», — сказал он. Я взял телефон и решил все таки проверить письма. И тогда их уже было десять тысяч. При покупке альбома на Bandcamp тебе приходит уведомление на почту и за одну ночь мой альбом заказали более пяти тысяч человек. В общем, я заработал четверть миллиона долларов. 


Самая необычная площадка, на которой тебе приходилось выступать?

Я играл в Сиднее и хотел сфотографировать Сиднейский оперный театр, но мы были ограничены во времени и моя камера сломалась, так что я так и не смог запечатлеть его. Я сказал промоутеру, что сильно зол на то, что у нас не хватило времени сделать снимок этого произведения искусства и спросил, может ли он устроить еще одно шоу или тур в Сидней, чтобы я смог сделать фото. Он сказал, что постарается и извинился, что у нас не было времени. Потом перезвонил и сообщил: «Окей, чувак, у меня есть идея. Ты будешь хедлайнером фестиваля, который будет проходить в Сиднейском оперном театре». Там играл Принс. И я не поверил этому. У меня мурашки пробежали по коже, когда я оказался там. Это лучшее ощущение, которое я когда-либо испытывал — играть в Сиднейском оперном театре.

Я читала где-то про твою первую машину. Это был Мерседес? 

Ага.

Какие еще машины у тебя были? 

Jaguar, Maserati, Porsche, Cadillac, BMW, Ferrari, Rolls-Royce...

Что ты делал с ними? 

Покупал новые и избавлялся от старых. 

Хотелось ли тебе когда-то изменить что-то в своей жизни?

Нет, я бы оставил все как есть. 

Твой главный страх?

Я боюсь, что однажды все телевизионные шоу станут реальностью. 

В твоей песне «Egypt, Egypt» есть строка: «Give me a freaky kinky nation with a total female population». Что бы ты сделал, оказавшись на планете, полностью населенной девушками? 

Я бы любил их всех. 

Ну и последний вопрос: лучшее средство от похмелья от Египетского Любовника? 

Средство такое — не напиваться. Знайте свою меру, выпивайте в пределах этой меры, а потом остановитесь. Вот мой рецепт от похмелья. 

Я читала где-то про твою первую машину. Это был Мерседес? 

Ага.

Какие еще машины у тебя были? 

Jaguar, Maserati, Porsche, Cadillac, BMW, Ferrari, Rolls-Royce...

Что ты делал с ними? 

Покупал новые и избавлялся от старых. 

Хотелось ли тебе когда-то изменить что-то в своей жизни?

Нет, я бы оставил все как есть. 

Твой главный страх?

Я боюсь, что однажды все телевизионные шоу станут реальностью. 

В твоей песне «Egypt, Egypt» есть строка: «Give me a freaky kinky nation with a total female population». Что бы ты сделал, оказавшись на планете, полностью населенной девушками? 

Я бы любил их всех. 

Ну и последний вопрос: лучшее средство от похмелья от Египетского Любовника? 

Средство такое — не напиваться. Знайте свою меру, выпивайте в пределах этой меры, а потом остановитесь. Вот мой рецепт от похмелья.