Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Drinking with Low Jack

Мы встретились с Филиппом Халлесом, известным под псевдонимом Low Jack, в Берлине на презентации журнала BORSHCH. На встречу он пришел в темных солнцезащитных очках, скрывая за ними следы прошедшей ночи и сразу же заказал себе пиво. По словам Филиппа, выпить еще — безотказный способ справится с похмельем. Для нас же, это отличная возможность услышать ответы на те вопросы, которые при других обстоятельствах могли бы остаться нераскрытыми. Так мы узнали, что кроме работы над собственным лейблом Editions Gravats, которым он курирует вместе с Жаном Карвалем, гастролями и выпуском собственной музыки, Филипп любит экспериментировать на кухне, занимаясь приготовлением различных блюд, смотреть мыльные оперы, поедая сыр, и слушать французский трэп.

Раз уж мы собрались выпить, то хочу знать, какой твой любимый напиток?

          Мне нравится хорошая текила, но хорошая текила не особо любит меня.

Ты имеешь в виду чистая текила? Шот?

          Да, коричневая текила с лаймом — это то, что я люблю, но только в случае если она действительно хорошая.

Это очень опасный напиток.

          Абсолютно!

Говоря об опасных напитках, помнишь ли ты первый раз, когда напился?

          Я был достаточно юн, мне было около 13 лет. Помню, что мы купили бутылку белого Мартини, потому что это довольно сладкий и не слишком суровый напиток. Со мной было несколько человек, на которых я хотел произвести впечатление. Я сказал: «Буду пить прямо из горла!» и, буквально, выпил всю бутылку.

          Закончилось это конечно же плохо — я отключился. Помню, как возвращался домой, звонил своей подруге и признавался ей в любви. Такой был мой первый опыт с алкоголем. Довольно драматичный. С тех пор я никогда не пил Мартини.

Вспомни еще что-то смешное, что случалось с тобой по пьяни?

          Много всего. Но у меня есть одна история, которая случилась не со мной, а с моим другом. Я хочу рассказать ее, потому, что она действительно очень забавная. Я не буду называть его имя из уважения к нему. В общем, он играл в Токио и очень сильно напился. К концу вечеринки его потеряли и не могли найти. В итоге его нашли на улице, на автобусной остановке в одиночестве, в ожидании автобуса. На вопрос: «Какого хрена?» — он ответил: «Я жду автобус, который идет до моего дома». Он совершенно забыл, что он в Токио, и думал, что он в Европе. Но дело в том, что в Токио тяжело почувствовать себя как дома.

Раз уж мы собрались выпить, то хочу знать, какой твой любимый напиток?

          Мне нравится хорошая текила, но хорошая текила не особо любит меня.

Ты имеешь в виду чистая текила? Шот?

          Да, коричневая текила с лаймом — это то, что я люблю, но только в случае если она действительно хорошая.

Это очень опасный напиток.

          Абсолютно!

Говоря об опасных напитках, помнишь ли ты первый раз, когда напился?

          Я был достаточно юн, мне было около 13 лет. Помню, что мы купили бутылку белого Мартини, потому что это довольно сладкий и не слишком суровый напиток. Со мной было несколько человек, на которых я хотел произвести впечатление. Я сказал: «Буду пить прямо из горла!» и, буквально, выпил всю бутылку.

          Закончилось это конечно же плохо — я отключился. Помню, как возвращался домой, звонил своей подруге и признавался ей в любви. Такой был мой первый опыт с алкоголем. Довольно драматичный. С тех пор я никогда не пил Мартини.

Вспомни еще что-то смешное, что случалось с тобой по пьяни?

          Много всего. Но у меня есть одна история, которая случилась не со мной, а с моим другом. Я хочу рассказать ее, потому, что она действительно очень забавная. Я не буду называть его имя из уважения к нему. В общем, он играл в Токио и очень сильно напился. К концу вечеринки его потеряли и не могли найти. В итоге его нашли на улице, на автобусной остановке в одиночестве, в ожидании автобуса. На вопрос: «Какого хрена?» — он ответил: «Я жду автобус, который идет до моего дома». Он совершенно забыл, что он в Токио, и думал, что он в Европе. Но дело в том, что в Токио тяжело почувствовать себя как дома.

С тобой очень много различных интервью, можешь ли ты сказать, что ты открытый человек? Ты себя считаешь интровертом или экстравертом?

          Зависит от ситуации. На протяжении многих лет я находился в социальном вакууме. Мне понадобилось много времени чтобы выбраться оттуда, но, кажется, я до сих пор там. Я был стеснительным и построение доверительных отношений было для меня довольно длительным процессом. Ведение светской беседы и все такое — это всегда было вызовом. Полагаю, в последние три года я стал более открытым. Иногда я позволяю себе больше жить моментом. Но это что-то новое для меня, честно говоря. У меня не было братьев и сестер, поэтому, знаешь, я создал свой собственный мир. Я был ребенком-одиночкой, играл со своим воображением. Наверное поэтому я такой скромный. Для меня было чем-то диким взаимодействовать легко с другими людьми. В этом заключается прелесть музыки — когда у тебя появляются увлечения, они служат легким способом заговорить о чем-либо.

Да, ты говоришь довольно открыто.

          Это потому, что я еще пьян со вчерашней ночи. Именно поэтому я в солнцезащитных очках.

И именно поэтому мы делаем «Drinking with» интервью. Ладно, это может быть достаточно сложный вопрос — есть ли что-то, что люди думают о тебе, но это является абсолютной ложью?

          Иногда люди, которых я встречаю, говорят: «Я думал ты очень брутальный чувак, потому что на фотографиях ты всегда выглядишь так». Я думаю это из-за того, что я никогда не улыбаюсь на фото, вообще никогда. Не знаю, это как игра с вымышленным персонажем, например, я так делаю со своим моникером B-Ball Joints, но в реальности я всегда улыбаюсь и смеюсь. Забавно видеть как люди этому удивляются.

Расскажи, как выглядит твой будний день?

          Будни я провожу довольно скучно. В основном я работаю над лейблом Editions Gravats вот уже 5 лет. В этом году мы вышли на другой уровень, появилось очень много работы — вечеринки, туры, которые мы организовываем для наших артистов и т.д. Так что в будние дни я много работаю над лейблом, и, в основном, это очень скучные дела, такие как финансы, переговоры с пресс-заводом, работа над дизайном.

Что делает тебя счастливым?

          Что делает меня счастливым? Сыр!

Я слышала об этом.

          Да, сыр. Но у слова «cheese» есть два определения: первое — это собственно сыр, а второе — это всякий «cheesy stuff». У меня есть особая тяга к cheesy фильмам, тинейджерским фильмам и ТВ-шоу, поэтому да… совмещать просмотр мыльной оперы и поедание сыра — это рай для меня.

Если я не ошибаюсь, ты говорил, что хочешь быть продавцом сыра.

          Даже больше — делать сыр. Не просто продавать или делать, а быть «cheesemonger». Это когда ты продаешь сыр и принимаешь участие в процессе его приготовления. Таким образом, ты напрямую влияешь на его вкус.

Вау, это интересно. Можешь дать совет для наших читателей? Сырный совет.

          Я такой ленивый, я постоянно говорю людям, что хочу быть продавцом сыра, но я очень далеко от цели. Я вынашиваю этот план в своей голове. Я не просто люблю есть сыр, мне интересно как он изготовлен, где, почему он на вкус такой и какой у него рецепт. Иногда я думаю о том, что в какой-то момент я просто полностью изменю сферу деятельности. Музыка, очевидно, будет иметь важное значение в моей жизни, это точно, но не обязательно она всегда будет моей профессией. Может быть, в какой-то момент мне станет скучно или просто я не смогу зарабатывать себе на жизнь с помощью музыки. Я никогда не думал, что буду заниматься чем-то одним всю оставшуюся жизнь. Так что продавец сыра может быть…

Одним из вариантов?

          Да-да.

С тобой очень много различных интервью, можешь ли ты сказать, что ты открытый человек? Ты себя считаешь интровертом или экстравертом?

          Зависит от ситуации. На протяжении многих лет я находился в социальном вакууме. Мне понадобилось много времени чтобы выбраться оттуда, но, кажется, я до сих пор там. Я был стеснительным и построение доверительных отношений было для меня довольно длительным процессом. Ведение светской беседы и все такое — это всегда было вызовом. Полагаю, в последние три года я стал более открытым. Иногда я позволяю себе больше жить моментом. Но это что-то новое для меня, честно говоря. У меня не было братьев и сестер, поэтому, знаешь, я создал свой собственный мир. Я был ребенком-одиночкой, играл со своим воображением. Наверное поэтому я такой скромный. Для меня было чем-то диким взаимодействовать легко с другими людьми. В этом заключается прелесть музыки — когда у тебя появляются увлечения, они служат легким способом заговорить о чем-либо.

Да, ты говоришь довольно открыто.

          Это потому, что я еще пьян со вчерашней ночи. Именно поэтому я в солнцезащитных очках.

И именно поэтому мы делаем «Drinking with» интервью. Ладно, это может быть достаточно сложный вопрос — есть ли что-то, что люди думают о тебе, но это является абсолютной ложью?

          Иногда люди, которых я встречаю, говорят: «Я думал ты очень брутальный чувак, потому что на фотографиях ты всегда выглядишь так». Я думаю это из-за того, что я никогда не улыбаюсь на фото, вообще никогда. Не знаю, это как игра с вымышленным персонажем, например, я так делаю со своим моникером B-Ball Joints, но в реальности я всегда улыбаюсь и смеюсь. Забавно видеть как люди этому удивляются.

Расскажи, как выглядит твой будний день?

          Будни я провожу довольно скучно. В основном я работаю над лейблом Editions Gravats вот уже 5 лет. В этом году мы вышли на другой уровень, появилось очень много работы — вечеринки, туры, которые мы организовываем для наших артистов и т.д. Так что в будние дни я много работаю над лейблом, и, в основном, это очень скучные дела, такие как финансы, переговоры с пресс-заводом, работа над дизайном.

Что делает тебя счастливым?

          Что делает меня счастливым? Сыр!

Я слышала об этом.

          Да, сыр. Но у слова «cheese» есть два определения: первое — это собственно сыр, а второе — это всякий «cheesy stuff». У меня есть особая тяга к cheesy фильмам, тинейджерским фильмам и ТВ-шоу, поэтому да… совмещать просмотр мыльной оперы и поедание сыра — это рай для меня.

Если я не ошибаюсь, ты говорил, что хочешь быть продавцом сыра.

          Даже больше — делать сыр. Не просто продавать или делать, а быть «cheesemonger». Это когда ты продаешь сыр и принимаешь участие в процессе его приготовления. Таким образом, ты напрямую влияешь на его вкус.

Вау, это интересно. Можешь дать совет для наших читателей? Сырный совет.

          Я такой ленивый, я постоянно говорю людям, что хочу быть продавцом сыра, но я очень далеко от цели. Я вынашиваю этот план в своей голове. Я не просто люблю есть сыр, мне интересно как он изготовлен, где, почему он на вкус такой и какой у него рецепт. Иногда я думаю о том, что в какой-то момент я просто полностью изменю сферу деятельности. Музыка, очевидно, будет иметь важное значение в моей жизни, это точно, но не обязательно она всегда будет моей профессией. Может быть, в какой-то момент мне станет скучно или просто я не смогу зарабатывать себе на жизнь с помощью музыки. Я никогда не думал, что буду заниматься чем-то одним всю оставшуюся жизнь. Так что продавец сыра может быть…

Одним из вариантов?

          Да-да.

Кажется, ты любишь готовить?

          Да, люблю.

Какое самое любимое блюдо?

          Их очень много. В последнее время мне нравится готовить вегетарианскую еду, и еще я начал поглядывать на азиатскую еду. На самом деле, для меня, как для новичка, интересно знать какие рецепты используются в азиатской или японской кухне, например. Но я не собираюсь повторять японскую кухню, потому что я не японский шеф-повар, очевидно. Но мне нравится смешивать ее с французской кухней. Я обожаю пряную кухню, поэтому я купил много разных специй. Мне нравится покупать их в магазине и просто пытаться делать что-то. Иногда я могу полностью облажаться. Но это как в музыке, знаешь, иногда ты пытаешься сделать что-то, что оказывается мусором, но, по крайней мере, ты пытался сделать что-то новое.

У тебя есть рецепт какого-то блюда, которое ты придумал? Или может твое фирменное блюдо?

          Есть одно, которое мне очень нравится делать, мы называем его «Gratin» по французски. Ты берешь сладкий картофель и тыкву, варишь их в кокосовом молоке, а затем смешиваешь с голландским сыром, который называется Мимолет. Мне нравится, когда он зрелый и супер соленый. Тебе не нужно будет солить блюдо, потому что оно уже соленое из-за сыра. Затем я крошу туда фисташки. Я делаю кору из зрелого сыра мимолетта и фисташек, и ставлю это в духовку. И, конечно же, я использую кучу специй — куркума и прочее.

Какая твоя самая странная привычка?

          У меня их было так много, но я стал заставлять себя останавливаться, потому что у меня было что-то вроде обсессивно-компульсивного расстройства. В какой-то момент они стали сводить меня с ума. Я должен был сделать много всего, прежде чем выйти из дома. Особенно перед тем, как отправиться в тур. Знаешь, есть такое слово — суеверный. Иногда я делал очень смехотворные вещи, например, я должен был взять стакан воды, перед тем как уйти и вылить его в определенном направлении из окна. И другие сумасшедшие штуки как эта. Затем у меня случился нервный срыв и я сказал себе: «Эй, ты должен прекратить делать это дерьмо. Это уже слишком». Так, что я постепенно переставал делать одно, другое, третье, а затем все. Иногда ты можешь перестать делать что-то одно и посмотреть, что ничего плохого не случилось. И перестать делать остальное.

Кажется, ты любишь готовить?

          Да, люблю.

Какое самое любимое блюдо?

          Их очень много. В последнее время мне нравится готовить вегетарианскую еду, и еще я начал поглядывать на азиатскую еду. На самом деле, для меня, как для новичка, интересно знать какие рецепты используются в азиатской или японской кухне, например. Но я не собираюсь повторять японскую кухню, потому что я не японский шеф-повар, очевидно. Но мне нравится смешивать ее с французской кухней. Я обожаю пряную кухню, поэтому я купил много разных специй. Мне нравится покупать их в магазине и просто пытаться делать что-то. Иногда я могу полностью облажаться. Но это как в музыке, знаешь, иногда ты пытаешься сделать что-то, что оказывается мусором, но, по крайней мере, ты пытался сделать что-то новое.

У тебя есть рецепт какого-то блюда, которое ты придумал? Или может твое фирменное блюдо?

          Есть одно, которое мне очень нравится делать, мы называем его «Gratin» по французски. Ты берешь сладкий картофель и тыкву, варишь их в кокосовом молоке, а затем смешиваешь с голландским сыром, который называется Мимолет. Мне нравится, когда он зрелый и супер соленый. Тебе не нужно будет солить блюдо, потому что оно уже соленое из-за сыра. Затем я крошу туда фисташки. Я делаю кору из зрелого сыра мимолетта и фисташек, и ставлю это в духовку. И, конечно же, я использую кучу специй — куркума и прочее.

Какая твоя самая странная привычка?

          У меня их было так много, но я стал заставлять себя останавливаться, потому что у меня было что-то вроде обсессивно-компульсивного расстройства. В какой-то момент они стали сводить меня с ума. Я должен был сделать много всего, прежде чем выйти из дома. Особенно перед тем, как отправиться в тур. Знаешь, есть такое слово — суеверный. Иногда я делал очень смехотворные вещи, например, я должен был взять стакан воды, перед тем как уйти и вылить его в определенном направлении из окна. И другие сумасшедшие штуки как эта. Затем у меня случился нервный срыв и я сказал себе: «Эй, ты должен прекратить делать это дерьмо. Это уже слишком». Так, что я постепенно переставал делать одно, другое, третье, а затем все. Иногда ты можешь перестать делать что-то одно и посмотреть, что ничего плохого не случилось. И перестать делать остальное.

Ты много путешествуешь и много раз переезжал. Каким образом это повлияло на тебя?

          Трудно сказать на самом деле. Я думаю, это бессознательно. Путешествия — это немного другое. Это во многом о людях, которых я встречаю. Обычно я еду в какое-то место и провожу там не больше 24 часов. За это время ты немного можешь узнать о культуре. Обычно ты видишь бар, гостиничный номер и клуб. Потому в этих случаях речь больше о людях, которых ты встречаешь, которые оставляют свой след больше, чем город или страна. Как, например, время, проведенное в Японии. Я был там вместе с группой людей, тоже артистов, так совпало, что мы все были там. Знаешь, ты проводишь удивительное время, когда находишься вдали от дома, и ты знаешь, что все пройдет очень быстро. И отношения строятся быстрее чем обычно, потому что вы так далеко от дома, и вы испытываете нечто совершенно сумасшедшее и необычное. Таким образом можно построить действительно интересные отношения с людьми.

Давай перейдем к музыкальным темам. У тебя есть какие-то музыкальные «guilty pleasures»?

          Когда я был подростком то притворялся, потому что я буквально чувствовал себя виноватым слушая что-то. Я помню, что покупал компакт-диски и прятал их, когда друзья приходили ко мне. Я показывал им только классные вещи, вроде дэт-метала, Cannibal OX, крутой абстрактный хип-хоп, а под кроватью у меня лежал Craig David. Я покупал эти диски, слушал, но чувствовал себя виноватым. Сейчас у меня нет «guilty pleasures». Потому что я абсолютно спокоен, слушая что угодно. Я вырос на хип-хопе, а затем стал супер сварливым. На протяжении многих лет я жаловался на то, во что превратился хип-хоп и чувствовал себя очень старым. Вроде золотые годы хип-хопа были в 2000-х вместе с Neptunes, Timbaland и другими. В этом году я снова стал слушать хип-хоп. И некоторый стаф, который я обычно дизил, мне начал нравится. Сейчас я слушаю много трэпа и мне он нравится. Но раньше я его хейтил. На самом деле я просто не давал ему никакого шанса, но теперь я понимаю почему вокруг него такой интерес.

Помнишь самую «cheesy» пластинку, которую ты играл?

          Это хороший вопрос. Думаю, их было очень много. Особенно сейчас мне очень нравится играть иногда на грани. Для меня совершенно нормально поставить какой-то «cheesy» реггетон с автотюном после японского нойза. Так что да, примеров очень много. Мои близкие друзья, которые отвечают за всю визуальную эстетику моего лейбла, управляют собственным PRR! PRR! лейблом и базируются в Брюсселе. Им очень нравится выпускать cheesy стафф, прям очень cheesy. Я бы сказал, когда я играю что-то, выпущенное на их лейбле, тогда я действительно пересекаю грань.

Например?

          Они выпустили габбер пластинку одного француза под названием «3 Liters de vodka», что буквально значит три литра водки на французском. Этот трек похож на все топовые треки, потому что это габбер и парни засемплили акапельную партию французского гангста рэпера, которого зовут Лим, где он говорит только «3 литра водки». Это очень смешно, потому что это стало хитом, особенно в арт-среде. Например, когда я играю в местах, где работают люди искусства, они поют его так, как обычно поют хиты. Это действительно очень cheesy трек. Я играл его только раз или два. Я был полностью не в своем уме и позволил себе это сделать. Но я не уверен, что мне нравится этот трек.

Ты много путешествуешь и много раз переезжал. Каким образом это повлияло на тебя?

          Трудно сказать на самом деле. Я думаю, это бессознательно. Путешествия — это немного другое. Это во многом о людях, которых я встречаю. Обычно я еду в какое-то место и провожу там не больше 24 часов. За это время ты немного можешь узнать о культуре. Обычно ты видишь бар, гостиничный номер и клуб. Потому в этих случаях речь больше о людях, которых ты встречаешь, которые оставляют свой след больше, чем город или страна. Как, например, время, проведенное в Японии. Я был там вместе с группой людей, тоже артистов, так совпало, что мы все были там. Знаешь, ты проводишь удивительное время, когда находишься вдали от дома, и ты знаешь, что все пройдет очень быстро. И отношения строятся быстрее чем обычно, потому что вы так далеко от дома, и вы испытываете нечто совершенно сумасшедшее и необычное. Таким образом можно построить действительно интересные отношения с людьми.

Давай перейдем к музыкальным темам. У тебя есть какие-то музыкальные «guilty pleasures»?

          Когда я был подростком то притворялся, потому что я буквально чувствовал себя виноватым слушая что-то. Я помню, что покупал компакт-диски и прятал их, когда друзья приходили ко мне. Я показывал им только классные вещи, вроде дэт-метала, Cannibal OX, крутой абстрактный хип-хоп, а под кроватью у меня лежал Craig David. Я покупал эти диски, слушал, но чувствовал себя виноватым. Сейчас у меня нет «guilty pleasures». Потому что я абсолютно спокоен, слушая что угодно. Я вырос на хип-хопе, а затем стал супер сварливым. На протяжении многих лет я жаловался на то, во что превратился хип-хоп и чувствовал себя очень старым. Вроде золотые годы хип-хопа были в 2000-х вместе с Neptunes, Timbaland и другими. В этом году я снова стал слушать хип-хоп. И некоторый стаф, который я обычно дизил, мне начал нравится. Сейчас я слушаю много трэпа и мне он нравится. Но раньше я его хейтил. На самом деле я просто не давал ему никакого шанса, но теперь я понимаю почему вокруг него такой интерес.

Помнишь самую «cheesy» пластинку, которую ты играл?

          Это хороший вопрос. Думаю, их было очень много. Особенно сейчас мне очень нравится играть иногда на грани. Для меня совершенно нормально поставить какой-то «cheesy» реггетон с автотюном после японского нойза. Так что да, примеров очень много. Мои близкие друзья, которые отвечают за всю визуальную эстетику моего лейбла, управляют собственным PRR! PRR! лейблом и базируются в Брюсселе. Им очень нравится выпускать cheesy стафф, прям очень cheesy. Я бы сказал, когда я играю что-то, выпущенное на их лейбле, тогда я действительно пересекаю грань.

Например?

          Они выпустили габбер пластинку одного француза под названием «3 Liters de vodka», что буквально значит три литра водки на французском. Этот трек похож на все топовые треки, потому что это габбер и парни засемплили акапельную партию французского гангста рэпера, которого зовут Лим, где он говорит только «3 литра водки». Это очень смешно, потому что это стало хитом, особенно в арт-среде. Например, когда я играю в местах, где работают люди искусства, они поют его так, как обычно поют хиты. Это действительно очень cheesy трек. Я играл его только раз или два. Я был полностью не в своем уме и позволил себе это сделать. Но я не уверен, что мне нравится этот трек.

Какой трек может заставить тебя плакать?

          Я думаю их очень много. Все зависит от контекста. Знаешь, иногда что-угодно может заставить меня плакать, может и трек «3 литра водки». Особенно он. А вообще очень много примеров. Помню, был один проект — Stargate. Это три трека, которые вышли на итальянском лейбле Hundebiss, которым управляет мой друг Симоне. Под эту музыку можно плакать, она потрясающая. А еще, я не должен этого говорить, и, вероятно, я буду сожалеть об этом, но новая песня PNL — A l'Ammoniaque. Это как раз такая трэп группа, которую я ненавидел, а теперь понимаю почему они интересны. Они очень популярны во Франции сейчас, да и не только во Франции, почти везде. Они выпустили в начале лета новую песню под названием «A l'Ammoniaque». Это 6-минутный трек, что-то вроде гитарного кантри бита, но это трэп. Они сделали что-то действительно отличное и новое. И лирика в нем очень слезливая. Я много слушал его этим летом, а моя девушка ненавидела этот трек, что заставляло меня плакать еще больше.

Если твоя жизнь — это диджей-сет, то чей?

          Вау! Я не знаю. Хотя, есть кое-что. Это не отражает меня как личность, а скорее как артиста. Один микс, который был прорывом для меня — микс Hollertronix. Это проект двух диджеев из Филадельфии, который существовал в начале 2000-х. Один из этих диджеев стал очень известным — Diplo. В то время он был молод, играл в барах, и вел этот проект вместе с другом по имени Low Budget. Они выпустил CD микс — Never Scared. Это был полностью андеграундный стафф, как, например, делают Fabric mix. Они делали прессинг этих дисков сами и продавали их в интернете. Когда этот микс вышел, я был очень молод, мне было около 17 лет, у меня появился интернет и этот микс изменил мою жизнь. Потому что они играли все, что для меня важно сейчас  — итало-диско, фристайл, балтимор клаб, реггетон, дэнсхолл, техно и нью-вейв.

Так как ты пришел сегодня с похмельем, есть ли у тебя какие-либо советы по поводу того, как с ним бороться?

          Лимонный сок. Это в целом хорошо для печени, поэтому если ты будешь пить один выжатый лимон каждый день, это поможет,  не вылечит, но поможет.

Помогает ли это от похмелья?

          Нет. Это больше для твоего тела и печени, а не от похмелья, но это хорошая штука. Еще мне нравится есть ананасы, я чувствую, что они как-то помогают, когда у меня похмелье. Мне нравятся свежие фрукты в целом, но дело в том, знаешь, ты ешь всякое хелси дерьмо и убеждаешь себя, что тебе сейчас лучше. Но на самом деле, есть кое-что — это выпить еще. Я испробовал этот метод довольно много раз и, к сожалению, он работает.

Какой трек может заставить тебя плакать?

          Я думаю их очень много. Все зависит от контекста. Знаешь, иногда что-угодно может заставить меня плакать, может и трек «3 литра водки». Особенно он. А вообще очень много примеров. Помню, был один проект — Stargate. Это три трека, которые вышли на итальянском лейбле Hundebiss, которым управляет мой друг Симоне. Под эту музыку можно плакать, она потрясающая. А еще, я не должен этого говорить, и, вероятно, я буду сожалеть об этом, но новая песня PNL — A l'Ammoniaque. Это как раз такая трэп группа, которую я ненавидел, а теперь понимаю почему они интересны. Они очень популярны во Франции сейчас, да и не только во Франции, почти везде. Они выпустили в начале лета новую песню под названием «A l'Ammoniaque». Это 6-минутный трек, что-то вроде гитарного кантри бита, но это трэп. Они сделали что-то действительно отличное и новое. И лирика в нем очень слезливая. Я много слушал его этим летом, а моя девушка ненавидела этот трек, что заставляло меня плакать еще больше.

Если твоя жизнь — это диджей-сет, то чей?

          Вау! Я не знаю. Хотя, есть кое-что. Это не отражает меня как личность, а скорее как артиста. Один микс, который был прорывом для меня — микс Hollertronix. Это проект двух диджеев из Филадельфии, который существовал в начале 2000-х. Один из этих диджеев стал очень известным — Diplo. В то время он был молод, играл в барах, и вел этот проект вместе с другом по имени Low Budget. Они выпустил CD микс — Never Scared. Это был полностью андеграундный стафф, как, например, делают Fabric mix. Они делали прессинг этих дисков сами и продавали их в интернете. Когда этот микс вышел, я был очень молод, мне было около 17 лет, у меня появился интернет и этот микс изменил мою жизнь. Потому что они играли все, что для меня важно сейчас  — итало-диско, фристайл, балтимор клаб, реггетон, дэнсхолл, техно и нью-вейв.

Так как ты пришел сегодня с похмельем, есть ли у тебя какие-либо советы по поводу того, как с ним бороться?

          Лимонный сок. Это в целом хорошо для печени, поэтому если ты будешь пить один выжатый лимон каждый день, это поможет,  не вылечит, но поможет.

Помогает ли это от похмелья?

          Нет. Это больше для твоего тела и печени, а не от похмелья, но это хорошая штука. Еще мне нравится есть ананасы, я чувствую, что они как-то помогают, когда у меня похмелье. Мне нравятся свежие фрукты в целом, но дело в том, знаешь, ты ешь всякое хелси дерьмо и убеждаешь себя, что тебе сейчас лучше. Но на самом деле, есть кое-что — это выпить еще. Я испробовал этот метод довольно много раз и, к сожалению, он работает.

______
Текст: Майя Бакланова
Фото: Вита Жирякова

( Еще статьи )