Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Хьюго ван Хейнинген: «Red Light Radio — все еще DIY проект»

ИНТЕРВЬЮ: ТАНЯ ВОЙТКО
ФОТО: МАЙЯ БАКЛАНОВА
______

За 8 лет существования Red Light Radio неоднократно именовали двигателем амстердамской электронной сцены и очагом культуры независимого онлайн-вещания. Сегодня команда радио с равным успехом присутствует почти на каждом крупном фестивале, ведет трансляции из самых неочевидных городов и продолжает открывать миру артистов, чья музыка могла так и не покинуть пределы их собственных спален. 

Кроме того, Red Light Radio — это пример того, как двум музыкальным фанатам Хьюго и Орфеу удается неустанно придавать новые формы и очертания своему детищу, умело интегрируя спонсорские проекты, партнерства и коллаборации с брендами в деятельность станции. Мы встретились с Хьюго ван Хейнингеном в Берлине накануне вечеринки Red Light Radio в клубе OHM, чтобы узнать больше о том, как обстоят дела в квартале красных фонарей.

Red Light Radio было основано в 2010 году и за это время наверняка пережило множество трансформаций и изменений. Скажи, чувствуется ли все еще прежний дух энтузиазма в стенах радио?

Сейчас все активно развивается. Мы ведем множество проектов, становимся чуть более значимыми за рубежом. У нас появилось множество партнеров, а также своя площадка. Но суть самой станции не изменилась. Не изменился вкус людей, которые ей занимаются, студия, программа. Red Light Radio — все еще DIY проект. Мы до сих пор сами сворачиваем шнуры, являясь при этом руководителями.

Тем не менее люди часто называют вас «институцией». Что думаешь об этом?

Я осознаю наше влияние. Это стало реальностью, потому что для локальных и интернациональных гостей радио стало возможностью проявить себя. У нас есть рекорд шоп, рабочие пространства, а совсем недавно мы открыли аудиофильный бар Dynamic Range — все это из-за большой любви к музыке.

Расскажи, про Dynamic Range. Что это за место?

Он находится в подвале нового культурного пространства Het Hem. В прошлом –– это бывшая армейская боеприпасная фабрика, сейчас — огромное выставочное пространство с двумя ресторанами. Нам предложили сделать что-то в этом месте и, выяснилось, что в Амстердаме не было аудиофильного бара. Так родилась идея открыть пространство, в котором можно не только танцевать, но и просто выпить напиток и насладиться музыкой на хорошей саунд системе. Мы только открылись и занимаемся продвижением, интерьером, составлением программы.

Red Light Radio было основано в 2010 году и за это время наверняка пережило множество трансформаций и изменений. Скажи, чувствуется ли все еще прежний дух энтузиазма в стенах радио?

Сейчас все активно развивается. Мы ведем множество проектов, становимся чуть более значимыми за рубежом. У нас появилось множество партнеров, а также своя площадка. Но суть самой станции не изменилась. Не изменился вкус людей, которые ей занимаются, студия, программа. Red Light Radio — все еще DIY проект. Мы до сих пор сами сворачиваем шнуры, являясь при этом руководителями.

Тем не менее люди часто называют вас «институцией». Что думаешь об этом?

Я осознаю наше влияние. Это стало реальностью, потому что для локальных и интернациональных гостей радио стало возможностью проявить себя. У нас есть рекорд шоп, рабочие пространства, а совсем недавно мы открыли аудиофильный бар Dynamic Range — все это из-за большой любви к музыке.

Расскажи, про Dynamic Range. Что это за место?

Он находится в подвале нового культурного пространства Het Hem. В прошлом –– это бывшая армейская боеприпасная фабрика, сейчас — огромное выставочное пространство с двумя ресторанами. Нам предложили сделать что-то в этом месте и, выяснилось, что в Амстердаме не было аудиофильного бара. Так родилась идея открыть пространство, в котором можно не только танцевать, но и просто выпить напиток и насладиться музыкой на хорошей саунд системе. Мы только открылись и занимаемся продвижением, интерьером, составлением программы.

Получается, в какой-то момент вы осознали, что трансляции — это слишком ограниченное поле для самореализации?

Нам просто нравится реализовывать крутые вещи в музыке. Мы делаем множество проектов ради удовольствия и некоторые из них приносят доход станции — это сотрудничества с брендами, партнерства с культурными организациями или фестивалями. Также, иногда мы работаем как музыкальное агентство, то есть люди обращаются к нам за помощью по составлению программы, поиску локаций и так далее. Например, недавно проходил фестиваль Strange Sounds From Beyond. Мы курировали свою сцену, но помимо этого составляли программу на весь день для двух других площадок. Кроме того, мы знаем много визуальных художников и дизайнеров и можем помочь проектам в разных сферах. 


Кто стоит во главе всех этих проектов сейчас? Насколько большая команда у Red Light Radio?

Я и Орфеу де Йонг — основатели и по-прежнему вовлечены во все, что происходит. Есть еще Лиенеке Вильхауэр — она ответственна за составление программы. В общей сложности у нас работают 5 постоянных членов команды и три интерна.

Многие осуждают независимые радиостанции за сотрудничества с большими брендами. Red Light Radio ведь тоже часто участвует в разного рода коллаборациях. Как думаешь, это единственный сценарий, при котором свободное вещание может быть финансово устойчивым?

Думаю, да. Мы не получаем финансирование от государства, например гранты. Я считаю, что это головная боль.

Получается, в какой-то момент вы осознали, что трансляции — это слишком ограниченное поле для самореализации?

Нам просто нравится реализовывать крутые вещи в музыке. Мы делаем множество проектов ради удовольствия и некоторые из них приносят доход станции — это сотрудничества с брендами, партнерства с культурными организациями или фестивалями. Также, иногда мы работаем как музыкальное агентство, то есть люди обращаются к нам за помощью по составлению программы, поиску локаций и так далее. Например, недавно проходил фестиваль Strange Sounds From Beyond. Мы курировали свою сцену, но помимо этого составляли программу на весь день для двух других площадок. Кроме того, мы знаем много визуальных художников и дизайнеров и можем помочь проектам в разных сферах. 


Кто стоит во главе всех этих проектов сейчас? Насколько большая команда у Red Light Radio?

Я и Орфеу де Йонг — основатели и по-прежнему вовлечены во все, что происходит. Есть еще Лиенеке Вильхауэр — она ответственна за составление программы. В общей сложности у нас работают 5 постоянных членов команды и три интерна.

Многие осуждают независимые радиостанции за сотрудничества с большими брендами. Red Light Radio ведь тоже часто участвует в разного рода коллаборациях. Как думаешь, это единственный сценарий, при котором свободное вещание может быть финансово устойчивым?

Думаю, да. Мы не получаем финансирование от государства, например гранты. Я считаю, что это головная боль.

Знаешь, работать с брендами иногда не так уж и плохо. Сегодня они предоставляют много свободы и осознают, что сотрудничество не должно быть искусственным.

Знаешь, работать с брендами иногда не так уж и плохо. Сегодня они предоставляют много свободы и осознают, что сотрудничество не должно быть искусственным.

Кроме того, компании всегда можно уговорить сделать что-то по-настоящему новое. Так или иначе мы просто делаем классные вещи, в которых они принимают участие.

Можешь назвать несколько самых интересных?

Мы сделали классный проект «Liner notes» с Sonos, в рамках которого предоставляли талантливым музыкантам возможность записать микс с инсайтами о каждом треке из их селекции. Еще был формат, который предполагал неформальные встречи с артистами. Они рассказывали о треках из своих сетов в разных жилых помещениях для небольшой аудитории. 


С Converse мы организовывали так называемые «Red Light Sessions» — это серия концертов с группами вроде Moon Duo, H09909, The Soft Moon, J Mascis, Chelsea Wolfe, Shabazz Palaces, Youth Code, Charanjit Singh на разных локациях — от церквей до офисов и пустых складов. Вход на концерты, алкоголь были бесплатными. Было мега весело. И это все никогда бы не состоялось без участия брендов. 


Кроме того, компании всегда можно уговорить сделать что-то по-настоящему новое. Так или иначе мы просто делаем классные вещи, в которых они принимают участие.

Можешь назвать несколько самых интересных?

Мы сделали классный проект «Liner notes» с Sonos, в рамках которого предоставляли талантливым музыкантам возможность записать микс с инсайтами о каждом треке из их селекции. Еще был формат, который предполагал неформальные встречи с артистами. Они рассказывали о треках из своих сетов в разных жилых помещениях для небольшой аудитории. 


С Converse мы организовывали так называемые «Red Light Sessions» — это серия концертов с группами вроде Moon Duo, H09909, The Soft Moon, J Mascis, Chelsea Wolfe, Shabazz Palaces, Youth Code, Charanjit Singh на разных локациях — от церквей до офисов и пустых складов. Вход на концерты, алкоголь были бесплатными. Было мега весело. И это все никогда бы не состоялось без участия брендов. 


Было бы также интересно узнать про ваш подход к кураторству. Какие цели вы преследуете? 

Red Light Radio всегда старается создавать баланс с помощью разнообразных музыкальных стилей и таким образом привлекать людей из разных сообществ. Мы продвигаем ивенты в городах, олицетворяющих всю сцену страны в целом. К примеру, недавно мы делали трансляцию с представителями альтернативной электронной сцены Бухареста. Ну и, конечно, мне просто нравятся разносторонние музыканты.

Было бы также интересно узнать про ваш подход к кураторству. Какие цели вы преследуете? 

Red Light Radio всегда старается создавать баланс с помощью разнообразных музыкальных стилей и таким образом привлекать людей из разных сообществ. Мы продвигаем ивенты в городах, олицетворяющих всю сцену страны в целом. К примеру, недавно мы делали трансляцию с представителями альтернативной электронной сцены Бухареста. Ну и, конечно, мне просто нравятся разносторонние музыканты.

Мне нравятся старики с их редкими пластинками или супер юные дети с компьютерами — я всегда за то, чтобы представлять абсолютно все важные движения в данный момент.

Мне нравятся старики с их редкими пластинками или супер юные дети с компьютерами — я всегда за то, чтобы представлять абсолютно все важные движения в данный момент.

Здорово, когда мы можем предоставить площадку квир сообществу, девушкам и парням — мы хотим продемонстрировать разнообразие самыми разными способами и придерживаемся такого подхода в трансляциях за рубежом, в студии и, когда курируем сцены на фестивалях.

Тебе не кажется, что в условиях тотального перенасыщения информацией,  видеотрансляции и то количество контента, которое производит Red Light Radio, уже не находят нужного отклика у аудитории? 

Я уверен он есть. Мы никогда не были большими фанатами видео, но нам хотелось собрать архив записей. Допустим, ты нашел какого-то артиста и можешь послушать серию шоу, которые он или она записывали на протяжении лет. Хорошо, когда все это есть онлайн, и можно в любое время найти хорошую музыку.

Видеотрансляции в этом здорово помогают и во многом они определили Red Light Radio. Думаю, мы начали делать это еще до Boiler Room. Например, лайв-стримы в Facebook.

В прошлом месяце мы были в Китае и люди там не так свободно пользуются Facebook. У нас получилось пригласить локальных музыкантов на нашу платформу и представить их миру. Это очень здорово и важно. Как я считаю, таланты не должны быть изолированы просто по причине места рождения или жительства, а также политической ситуации. Эту проблему можно решить с помощью видео и социальных сетей. 

Здорово, когда мы можем предоставить площадку квир сообществу, девушкам и парням — мы хотим продемонстрировать разнообразие самыми разными способами и придерживаемся такого подхода в трансляциях за рубежом, в студии и, когда курируем сцены на фестивалях.

Тебе не кажется, что в условиях тотального перенасыщения информацией,  видеотрансляции и то количество контента, которое производит Red Light Radio, уже не находят нужного отклика у аудитории? 

Я уверен он есть. Мы никогда не были большими фанатами видео, но нам хотелось собрать архив записей. Допустим, ты нашел какого-то артиста и можешь послушать серию шоу, которые он или она записывали на протяжении лет. Хорошо, когда все это есть онлайн, и можно в любое время найти хорошую музыку.

Видеотрансляции в этом здорово помогают и во многом они определили Red Light Radio. Думаю, мы начали делать это еще до Boiler Room. Например, лайв-стримы в Facebook.

В прошлом месяце мы были в Китае и люди там не так свободно пользуются Facebook. У нас получилось пригласить локальных музыкантов на нашу платформу и представить их миру. Это очень здорово и важно. Как я считаю, таланты не должны быть изолированы просто по причине места рождения или жительства, а также политической ситуации. Эту проблему можно решить с помощью видео и социальных сетей. 

Для вас важны такие индикаторы, как количество слушателей?

Количество слушателей некоторых наши трансляций достигало миллион человек и это просто сумасшествие. Миллионы людей услышали музыку только потому что мы делали стрим! Наша платформа, а также то, что происходит вокруг нее, намного важнее для меня, чем цифры. Конечно, я радуюсь, когда нас слушает много людей, но это не приоритет. Я никогда не проверял статистику и мне все равно.

Для вас важны такие индикаторы, как количество слушателей?

Количество слушателей некоторых наши трансляций достигало миллион человек и это просто сумасшествие. Миллионы людей услышали музыку только потому что мы делали стрим! Наша платформа, а также то, что происходит вокруг нее, намного важнее для меня, чем цифры. Конечно, я радуюсь, когда нас слушает много людей, но это не приоритет. Я никогда не проверял статистику и мне все равно.

Забавно, что люди, которые не знают что такое Red Light Radio всегда спрашивают: «Как много людей слушают ваше радио?». А я просто не знаю.

Забавно, что люди, которые не знают что такое Red Light Radio всегда спрашивают: «Как много людей слушают ваше радио?». А я просто не знаю.

Есть ли еще какие-то амбиции, которые ты не реализовал с Red Light Radio?

Я думаю, что добился гораздо большего, чем мог себе представить. Сложно сказать о следующих шагах, но было бы здорово делиться знаниями, которые мы накопили на протяжении всех лет. Мы можем просто отправиться куда-нибудь и устроить трансляцию, но было бы неплохо сделать постоянную платформу в странах и городах с интересными сценами. Это моя маленькая мечта, если честно — не только поехать в Марракеш и сделать трансляцию с местными артистами, а иметь независимую локальную онлайн-станцию для людей, которые создают удивительные вещи.

Есть ли еще какие-то амбиции, которые ты не реализовал с Red Light Radio?

Я думаю, что добился гораздо большего, чем мог себе представить. Сложно сказать о следующих шагах, но было бы здорово делиться знаниями, которые мы накопили на протяжении всех лет. Мы можем просто отправиться куда-нибудь и устроить трансляцию, но было бы неплохо сделать постоянную платформу в странах и городах с интересными сценами. Это моя маленькая мечта, если честно — не только поехать в Марракеш и сделать трансляцию с местными артистами, а иметь независимую локальную онлайн-станцию для людей, которые создают удивительные вещи.