Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

Все об африканской музыке в проекте RE:BOOT

Африканская музыка всегда была впереди планеты всей по части инноваций и экспериментов, а сегодня, с легкой подачи диджеев, промоутеров и лейблов, как Awesome Tapes From Africa или Analog Africa — она стала массовым трендом. Все вдруг заговорили про афробит и хайлайф, напевая песни Летты Мбулу и пританцовывая под конголезский фанк.

          Несмотря на глобальный интерес к музыкальному наследию «колыбели цивилизации», мы все еще склонны обобщать все его разнообразие, забывая о том, что каждый стиль, будь-то соукоус, конголезская румба или электрочааби, имеет свои исторические, культурные и лингвистические особенности.

          Нигерийский мультиинструменталист Фела Кути однажды сказал: «99,9% информации об Африке — неверны», и с этим действительно сложно поспорить. Наши представления о континенте настолько обросли навязанными тегами и ложными образами, что выпутаться из ловушки собственных заблуждений становится все сложнее.

‍Philou Louzolo

Обеспокоенные распространенными предрассудками и стереотипами, Роман Штейнмец и Макс Крайс вместе с коллективом исследователей, дизайнеров и музыкантов, разработали концепцию вечеринок и лекций, идея которых отражается в емком названии RE:BOOT Africa.

          Несмотря на глобальный интерес к музыкальному наследию «колыбели цивилизации», мы все еще склонны обобщать все его разнообразие, забывая о том, что каждый стиль, будь-то соукоус, конголезская румба или электрочааби, имеет свои исторические, культурные и лингвистические особенности.

          Нигерийский мультиинструменталист Фела Кути однажды сказал: «99,9% информации об Африке — неверны», и с этим действительно сложно поспорить. Наши представления о континенте настолько обросли навязанными тегами и ложными образами, что выпутаться из ловушки собственных заблуждений становится все сложнее.

‍Philou Louzolo

Обеспокоенные распространенными предрассудками и стереотипами, Роман Штейнмец и Макс Крайс вместе с коллективом исследователей, дизайнеров и музыкантов, разработали концепцию вечеринок и лекций, идея которых отражается в емком названии RE:BOOT Africa.

В начале была Африка

          Роман и Макс встретились в 2014 году и на почве схожего музыкального бэкграунда быстро нашли общий язык. В это же время у друзей появилась идея организовывать воркшопы и лекции, посвященные африканской музыке, которые стали называться RE:BOOT CAMP. Изначально замысел не претендовал на что-то масштабное, пока на один из первых ивентов не заглянул Хойке Дорш — декан факультета Африканской этнологии в Майнцском университете имени Иоганна Гутенберга и глава самого крупного в Европе архива африканской музыки. Его впечатлил свежий взгляд RE:BOOT и тот факт, что организация никак не связана с пресными образовательными институциями. Он пригласил Романа и Макса осмотреть коллекцию редких записей архива и предоставил возможность работать со всеми материалами.

          «Затем я на 8 месяцев уехал работать в Южную Африку, — вспоминает Роман. Вернувшись обратно в Германию, я был счастлив, что проект RE:BOOT стал платформой для применения полученного опыта».

          Заручившись финансовой поддержкой государства, парни организовали фестиваль. «У нас было достаточно денег для того, чтобы пригласить хороших артистов. Мы позвали Africaine 808. На тот момент они еще не выпустили альбом, который обеспечил им букинг от Dekmantel и Rush Hour. Через год после фестиваля они нас снова поддержали, несмотря на то, что мы уже не могли себе их позволить. Было здорово потусоваться с ними, а также познакомиться с DJ Nomad — одним из самых заядлых диггеров африканской музыки в Европе и нашим будущим партнером. Он поддерживал нас на протяжении всего проекта и даже помог с визуальным оформлением для следующего фестиваля в 2016 году. Очень здорово, что все люди, с которыми мы работаем, становятся нашими друзьями».

В начале была Африка

          Роман и Макс встретились в 2014 году и на почве схожего музыкального бэкграунда быстро нашли общий язык. В это же время у друзей появилась идея организовывать воркшопы и лекции, посвященные африканской музыке, которые стали называться RE:BOOT CAMP. Изначально замысел не претендовал на что-то масштабное, пока на один из первых ивентов не заглянул Хойке Дорш — декан факультета Африканской этнологии в Майнцском университете имени Иоганна Гутенберга и глава самого крупного в Европе архива африканской музыки. Его впечатлил свежий взгляд RE:BOOT и тот факт, что организация никак не связана с пресными образовательными институциями. Он пригласил Романа и Макса осмотреть коллекцию редких записей архива и предоставил возможность работать со всеми материалами.

          «Затем я на 8 месяцев уехал работать в Южную Африку, — вспоминает Роман. Вернувшись обратно в Германию, я был счастлив, что проект RE:BOOT стал платформой для применения полученного опыта».

          Заручившись финансовой поддержкой государства, парни организовали фестиваль. «У нас было достаточно денег для того, чтобы пригласить хороших артистов. Мы позвали Africaine 808. На тот момент они еще не выпустили альбом, который обеспечил им букинг от Dekmantel и Rush Hour. Через год после фестиваля они нас снова поддержали, несмотря на то, что мы уже не могли себе их позволить. Было здорово потусоваться с ними, а также познакомиться с DJ Nomad — одним из самых заядлых диггеров африканской музыки в Европе и нашим будущим партнером. Он поддерживал нас на протяжении всего проекта и даже помог с визуальным оформлением для следующего фестиваля в 2016 году. Очень здорово, что все люди, с которыми мы работаем, становятся нашими друзьями».

‍Africaine 808 
‍Africaine 808 

Архив

          Через год Роман получил должность в Архиве африканской музыки и стал курировать процесс оцифровки старых записей, а их в архиве более 10 000 тысяч: начиная с 1940-х гг. и охватывая музыку почти каждой страны к югу от Сахары.

          «Я прослушал очень много записей. Мне платят за то, что я слушаю хорошую музыку — это же замечательно», — говорит Штейнмец.

          Коллекция пластинок, кассет, дисков, видео, полевых и шеллак записей бережно сортируется в организации уже много лет. Некоторые из них попали в архив прямиком из рук людей, которые спасали уцелевшие материалы во времена гражданской войны в Нигериии.

          «Мы начали процесс оцифровки с шеллак записей. Этот материал появился задолго до винила. Он очень чувствительный и проигрывается не дольше 5 минут с каждой стороны, а если прослушать материал больше 100 раз, он уничтожается. Шеллак записи — это всего лишь малая часть коллекции. Основу архива составляют долгоиграющие виниловые пластинки продолжительностью 40 минут с каждой стороны. Для их оцифровки нужно очень много времени, денег и сил. Обязательно нужен человек, который будет проигрывать записи и проверять их на наличие царапин, шумов или пыли. Это интересно только в случае, если ты очень любишь музыку». 

          Это правда. Архив, как и любая другая академическая институция, пропитан скукой и упорядоченностью. Но вместо того, чтобы сидеть сложа руки и сдувать пылинки с обветшалых кассет, Роман предложил организации наконец выйти из тени:

«У нас появилась мысль о том, чтобы сделать Архив более публичным и улучшить его репутацию. Потому мы сделали вечеринку для них и попробовали соединить редкие записи из коллекции и современную африканскую музыку».

           «Наше видение заключалось в том, что мы играли не только традиционный материал, но и, например, южноафриканский хаус и европейские треки с ярко выраженным африканским влиянием».

Архив

          Через год Роман получил должность в Архиве африканской музыки и стал курировать процесс оцифровки старых записей, а их в архиве более 10 000 тысяч: начиная с 1940-х гг. и охватывая музыку почти каждой страны к югу от Сахары.

          «Я прослушал очень много записей. Мне платят за то, что я слушаю хорошую музыку — это же замечательно», — говорит Штейнмец.

          Коллекция пластинок, кассет, дисков, видео, полевых и шеллак записей бережно сортируется в организации уже много лет. Некоторые из них попали в архив прямиком из рук людей, которые спасали уцелевшие материалы во времена гражданской войны в Нигериии.

          «Мы начали процесс оцифровки с шеллак записей. Этот материал появился задолго до винила. Он очень чувствительный и проигрывается не дольше 5 минут с каждой стороны, а если прослушать материал больше 100 раз, он уничтожается. Шеллак записи — это всего лишь малая часть коллекции. Основу архива составляют долгоиграющие виниловые пластинки продолжительностью 40 минут с каждой стороны. Для их оцифровки нужно очень много времени, денег и сил. Обязательно нужен человек, который будет проигрывать записи и проверять их на наличие царапин, шумов или пыли. Это интересно только в случае, если ты очень любишь музыку». 

          Это правда. Архив, как и любая другая академическая институция, пропитан скукой и упорядоченностью. Но вместо того, чтобы сидеть сложа руки и сдувать пылинки с обветшалых кассет, Роман предложил организации наконец выйти из тени:

«У нас появилась мысль о том, чтобы сделать Архив более публичным и улучшить его репутацию. Потому мы сделали вечеринку для них и попробовали соединить редкие записи из коллекции и современную африканскую музыку».

           «Наше видение заключалось в том, что мы играли не только традиционный материал, но и, например, южноафриканский хаус и европейские треки с ярко выраженным африканским влиянием».

‍Artwork By Benedikt Luft

‍Artwork By Benedikt Luft

Перезагрузка

          Объединив усилия, Архив африканской музыки и RE:BOOT принялись организовывать вечеринки, часто в коллаборации с «Hotel International», совмещая интересную образовательную программу с выступлениями таких музыкантов как: Dj Slyngshot, Dj Katapila и Brian Shimkovitz (из Awesome Tapes from Africa), Alma Negra, Analog Africa Soundsystem и Philou Louzolo.

          «Я даже не хочу больше использовать эту фразу», — говорит Роман про словосочетание «африканская музыка». По его мнению, это глобальный термин, который подразумевает абсолютно любой вид музыки, будь-то хаус, хип-хоп или техно. 

          «Люди в Европе часто говорят про Африку, как про одну большую страну и совершенно упускают из виду тот факт, что континент также населяют, например, представители арабской национальности. И это тоже африканская музыка. С RE:BOOT мы хотим продемонстрировать насколько разнообразной может быть культура Африки. Например, в данный момент в Южной Африке и Нигерии очень большая хип-хоп и хаус сцена. Хаус сцена в Африке даже больше, чем в Детройте или Чикаго, но никто об этом не знает», — продолжает он.

Перезагрузка

          Объединив усилия, Архив африканской музыки и RE:BOOT принялись организовывать вечеринки, часто в коллаборации с «Hotel International», совмещая интересную образовательную программу с выступлениями таких музыкантов как: Dj Slyngshot, Dj Katapila и Brian Shimkovitz (из Awesome Tapes from Africa), Alma Negra, Analog Africa Soundsystem и Philou Louzolo.

          «Я даже не хочу больше использовать эту фразу», — говорит Роман про словосочетание «африканская музыка». По его мнению, это глобальный термин, который подразумевает абсолютно любой вид музыки, будь-то хаус, хип-хоп или техно. 

          «Люди в Европе часто говорят про Африку, как про одну большую страну и совершенно упускают из виду тот факт, что континент также населяют, например, представители арабской национальности. И это тоже африканская музыка. С RE:BOOT мы хотим продемонстрировать насколько разнообразной может быть культура Африки. Например, в данный момент в Южной Африке и Нигерии очень большая хип-хоп и хаус сцена. Хаус сцена в Африке даже больше, чем в Детройте или Чикаго, но никто об этом не знает», — продолжает он.

Миссия RE:BOOT — показать истинное разнообразие континента. Несмотря на глобальный спрос и интерес к музыке Африки, большинство людей по-прежнему склонны стигматизировать ее перкуссиями и конго.

Миссия RE:BOOT — показать истинное разнообразие континента. Несмотря на глобальный спрос и интерес к музыке Африки, большинство людей по-прежнему склонны стигматизировать ее перкуссиями и конго.

          Роман и Макс решили максимально дистанцироваться от нагоняющих тоску университетских аудиторий и переместили лекторов прямиком в клубы. По сценарию лекции RE:BOOT плавно переходят в вечеринку: выключается свет, за вертушки сразу становится диджей, а всех посетителей образовательной части поощряют бесплатным входом на ночное мероприятие. «Идея заключается в том, чтобы привлечь на лекции людей, которые вряд ли придут к нам по своему желанию. Поэтому мы предлагаем правильный букинг с интересным хедлайнером и локальным артистом. Мы предоставляем бесплатный вход на вечеринку всем посетителям лекций. Да, возможно, мы привлекаем в основном людей, которые хотят сэкономить деньги, но мне все равно. Например, в таких мультикультурных местах как Оффенбах, тусуется очень много студентов, которые не могут себе позволить 15 евро за вход. Таким образом, мы завлекаем их получать знания»

          Роман и Макс решили максимально дистанцироваться от нагоняющих тоску университетских аудиторий и переместили лекторов прямиком в клубы. По сценарию лекции RE:BOOT плавно переходят в вечеринку: выключается свет, за вертушки сразу становится диджей, а всех посетителей образовательной части поощряют бесплатным входом на ночное мероприятие. «Идея заключается в том, чтобы привлечь на лекции людей, которые вряд ли придут к нам по своему желанию. Поэтому мы предлагаем правильный букинг с интересным хедлайнером и локальным артистом. Мы предоставляем бесплатный вход на вечеринку всем посетителям лекций. Да, возможно, мы привлекаем в основном людей, которые хотят сэкономить деньги, но мне все равно. Например, в таких мультикультурных местах как Оффенбах, тусуется очень много студентов, которые не могут себе позволить 15 евро за вход. Таким образом, мы завлекаем их получать знания»

          К локациям у RE:BOOT особое требование — лекции могут проводиться только в местах с хорошей саунд-системой, так как образовательная программа предполагает прослушивание самых разных музыкальных образцов из коллекции архива, которые не так просто заполучить. Сначала нужно отправить запрос на использование аудио в научных целях, затем подписать документы, определяющие ответственность за материал. Но Роман уверяет, что оно того стоит:

«Очень здорово слышать как звучит нигерийская музыка 70-х на саунд-системе клуба Robert Johnson».

          Лекторов коллектив собирал по всей Германии. По этому поводу у них принципиальная позиция: «Мы не хотим искать докладчиков из Африки, потому что для нас все равны, главное — иметь целостное восприятие темы. Нам любопытно смешивать представления о том, как мы, европейцы, смотрим на развитие музыки, которая нам нравится». Тематику лекторы подбирают самую разную. К примеру, недавно парень по имени Том Симмерт, в рамках мероприятия RE:BOOT, представил свое научное исследование о влиянии нигерийской музыки на американское диско. Тема звучала так: «Танцевальная музыка по обе стороны Атлантики». На примере Южной Африки, США и Нигерии он продемонстрировал, как музыка двух разных континентов переплеталась и видоизменялась, чтобы в итоге обрести свою автономность. 

          Кроме этого, RE:BOOT поднимали тему постколониализма, а уже следующее мероприятие команда планирует посвятить проблеме переизданий — хорошим и плохим парням в этом бизнесе и всей подноготной, что стоит за повторным выпуском забытых музыкальных сокровищ.

          К локациям у RE:BOOT особое требование — лекции могут проводиться только в местах с хорошей саунд-системой, так как образовательная программа предполагает прослушивание самых разных музыкальных образцов из коллекции архива, которые не так просто заполучить. Сначала нужно отправить запрос на использование аудио в научных целях, затем подписать документы, определяющие ответственность за материал. Но Роман уверяет, что оно того стоит:

«Очень здорово слышать как звучит нигерийская музыка 70-х на саунд-системе клуба Robert Johnson».

          Лекторов коллектив собирал по всей Германии. По этому поводу у них принципиальная позиция: «Мы не хотим искать докладчиков из Африки, потому что для нас все равны, главное — иметь целостное восприятие темы. Нам любопытно смешивать представления о том, как мы, европейцы, смотрим на развитие музыки, которая нам нравится». Тематику лекторы подбирают самую разную. К примеру, недавно парень по имени Том Симмерт, в рамках мероприятия RE:BOOT, представил свое научное исследование о влиянии нигерийской музыки на американское диско. Тема звучала так: «Танцевальная музыка по обе стороны Атлантики». На примере Южной Африки, США и Нигерии он продемонстрировал, как музыка двух разных континентов переплеталась и видоизменялась, чтобы в итоге обрести свою автономность. 

          Кроме этого, RE:BOOT поднимали тему постколониализма, а уже следующее мероприятие команда планирует посвятить проблеме переизданий — хорошим и плохим парням в этом бизнесе и всей подноготной, что стоит за повторным выпуском забытых музыкальных сокровищ.

OVERTHRUST (Death Metal Band from Botswana)
OVERTHRUST (Death Metal Band from Botswana)

Груз постколониализма

          Ни для кого не секрет, что работать с наследием Африки — это как сидеть на пороховой бочке, которая вот-вот взорвется. Любой представитель западного мира, который находит в себе смелость вслух рассуждать об Африке, непременно оказывается под лавиной сальных комментариев со стороны критиков. Конечно, огонь негодования разгорался не один день. Масло в огонь подливают заголовки о недобросовестности лейблов, эксплуатирующих музыку африканского народа, разбирательства на почве авторских прав или междоусобицы среди артистов и промоутеров. 

          Роман Штейнмец солидарен с мнением, что африканская музыка — это новая золотая жила и одновременно приманка для недобросовестных игроков музыкального бизнеса.

Груз постколониализма

          Ни для кого не секрет, что работать с наследием Африки — это как сидеть на пороховой бочке, которая вот-вот взорвется. Любой представитель западного мира, который находит в себе смелость вслух рассуждать об Африке, непременно оказывается под лавиной сальных комментариев со стороны критиков. Конечно, огонь негодования разгорался не один день. Масло в огонь подливают заголовки о недобросовестности лейблов, эксплуатирующих музыку африканского народа, разбирательства на почве авторских прав или междоусобицы среди артистов и промоутеров. 

          Роман Штейнмец солидарен с мнением, что африканская музыка — это новая золотая жила и одновременно приманка для недобросовестных игроков музыкального бизнеса.

«Наша цель оцифровать все экземпляры архива, выгрузить на сервер, а затем вернуть все оригиналы в страны, откуда они были изъяты. Это очень сознательный подход» — подчеркивает Роман.

«Наша цель оцифровать все экземпляры архива, выгрузить на сервер, а затем вернуть все оригиналы в страны, откуда они были изъяты. Это очень сознательный подход» — подчеркивает Роман.

          Проблема постколониализма и столь напряженная атмосфера внутри музыкального сообщества отражается на деятельности RE:BOOT: 

          «Это тема, о которой мы много думаем в последнее время, — признается Роман. Сегодня множество букеров, отправляя запрос, интересуются, можем ли мы предоставить им африканского диджея или музыканта. Недавно у нас выступал артист родом из Нидерландов. Он очень чувствителен к теме экзотизации и обеспокоен тем, что его часто приглашают играть только из-за того, что он темнокожий. Он думал о RE:BOOT в этом же ключе, но после вечеринки у нас был длинный разговор, в ходе которого он признался, что ему очень нравится отношение и знания, которые мы несем вместе с музыкой». 

          Проблема постколониализма и столь напряженная атмосфера внутри музыкального сообщества отражается на деятельности RE:BOOT: 

          «Это тема, о которой мы много думаем в последнее время, — признается Роман. Сегодня множество букеров, отправляя запрос, интересуются, можем ли мы предоставить им африканского диджея или музыканта. Недавно у нас выступал артист родом из Нидерландов. Он очень чувствителен к теме экзотизации и обеспокоен тем, что его часто приглашают играть только из-за того, что он темнокожий. Он думал о RE:BOOT в этом же ключе, но после вечеринки у нас был длинный разговор, в ходе которого он признался, что ему очень нравится отношение и знания, которые мы несем вместе с музыкой». 

          По словам Романа, они понимают обе стороны, но в отношении RE:BOOT их взгляды непоколебимы. Главное их требование заключается в том, чтобы сотрудничать с настоящими профессионалами в области исследований африканской музыки, не оглядываясь на их национальность. Именно это представляет для RE:BOOT наибольший интерес — слушать мнения людей со всех уголков планеты на одну специфическую тему: «С нами сотрудничал парень из Турции, затем один уроженец Пекина и немец. И все они говорили про африканскую музыку, — добавляет Роман, — нужно быть осторожными с темой культурной апроприации, но на примере Хойке Дорша, который работал с нами с самого начала, очень интересно наблюдать как обычные белые парни демонстрируют совершенно непредсказуемый образ мышления».

 

          В контексте вечеринок, RE:BOOT также придерживаются глобальных взглядов. Рассматривая африканскую музыку, Роман и Макс не ориентируются исключительно на приевшийся афробит, а приветствуют многообразие: «На одной вечеринке у нас выступал парень из Ганы. Он полностью изменил наше представление об африканской музыке. Он приехал и сыграл песни из чартов. Например, «Alane from Wes» или «You got to show me love» от Robin S. Он провалил несколько сведений, взял микрофон и сказал: «Ладно, извините за это». Для нас это стало облегчением, потому что он ставил все, что ему нравилось. И это действительно «перезагрузка».

          По словам Романа, они понимают обе стороны, но в отношении RE:BOOT их взгляды непоколебимы. Главное их требование заключается в том, чтобы сотрудничать с настоящими профессионалами в области исследований африканской музыки, не оглядываясь на их национальность. Именно это представляет для RE:BOOT наибольший интерес — слушать мнения людей со всех уголков планеты на одну специфическую тему: «С нами сотрудничал парень из Турции, затем один уроженец Пекина и немец. И все они говорили про африканскую музыку, — добавляет Роман, — нужно быть осторожными с темой культурной апроприации, но на примере Хойке Дорша, который работал с нами с самого начала, очень интересно наблюдать как обычные белые парни демонстрируют совершенно непредсказуемый образ мышления».

 

          В контексте вечеринок, RE:BOOT также придерживаются глобальных взглядов. Рассматривая африканскую музыку, Роман и Макс не ориентируются исключительно на приевшийся афробит, а приветствуют многообразие: «На одной вечеринке у нас выступал парень из Ганы. Он полностью изменил наше представление об африканской музыке. Он приехал и сыграл песни из чартов. Например, «Alane from Wes» или «You got to show me love» от Robin S. Он провалил несколько сведений, взял микрофон и сказал: «Ладно, извините за это». Для нас это стало облегчением, потому что он ставил все, что ему нравилось. И это действительно «перезагрузка».

Что будет дальше?

          Несмотря на cвою просветительскую миссию, RE:BOOT не тая рассказывают о стремлении быть независимыми. За плечами у Романа огромный опыт работы в некоммерческих организациях. С содроганием вспоминая бумажную волокиту, он четко дает понять: «Я не хочу сидеть под чужими задницами все время». Вероятно, в этом и заключается успех RE:BOOT Africa.

В то время как многие образовательные организации заточены в оковах грантовой зависимости, Роман и Макс вывели свою уникальную формулу, используя коммерческий потенциал клубов в популяризации знаний об африканской музыке.

«Мне хочется, чтобы промоутеры приглашали RE:BOOT не только ради музыки. Я хочу внедрить нашу концепцию в другие клубы и для этого мне нужно убедить их, что мы предлагаем не просто вечеринку, а полноценное событие», — отмечает Роман Штейнмец.

Сегодня RE:BOOT Africa чувствуют себя вполне уверенно. Они сформировали дружественную сеть лекторов, организаторов, музыкантов и на этом не собираются останавливаться: «Я — человек, который верит в магию действий. Нужно просто начать и вы увидите как все начнет развиваться», — напоследок добавляет Роман.

Что будет дальше?

          Несмотря на cвою просветительскую миссию, RE:BOOT не тая рассказывают о стремлении быть независимыми. За плечами у Романа огромный опыт работы в некоммерческих организациях. С содроганием вспоминая бумажную волокиту, он четко дает понять: «Я не хочу сидеть под чужими задницами все время». Вероятно, в этом и заключается успех RE:BOOT Africa.

В то время как многие образовательные организации заточены в оковах грантовой зависимости, Роман и Макс вывели свою уникальную формулу, используя коммерческий потенциал клубов в популяризации знаний об африканской музыке.

«Мне хочется, чтобы промоутеры приглашали RE:BOOT не только ради музыки. Я хочу внедрить нашу концепцию в другие клубы и для этого мне нужно убедить их, что мы предлагаем не просто вечеринку, а полноценное событие», — отмечает Роман Штейнмец.

Сегодня RE:BOOT Africa чувствуют себя вполне уверенно. Они сформировали дружественную сеть лекторов, организаторов, музыкантов и на этом не собираются останавливаться: «Я — человек, который верит в магию действий. Нужно просто начать и вы увидите как все начнет развиваться», — напоследок добавляет Роман.

______
Текст: Таня Войтко

( Еще статьи )